Жизнь прекрасна

 

Жизнь прекрасна - фото 1Сегодня в гостях у "Экограда" замечательный прозаик Лариса Рябушева. 

 

- Лариса, расскажите немного о себе?

 

- Я живу в экологически чистой деревне Муранка Самарской области. Пишу рассказы. Печаталась в сборниках "Азбукадабра", "Букватория", в алманахе "Инкарнация счастья", в журнале "Сура". Имею две профессии - журналиста и музыканта.

 

- Лариса, что такое «Экология» в вашем понимании?

 

- Экология - это чистый воздух, прозрачная вода, веселые животные, птицы и рыбы. Не занавешенные смогом звезды ночью и солнце днем.

 

 

Лариса Рябушева

 

 

Жизнь прекрасна

 

 

Жизнь прекрасна - фото 2Валенки стояли у порога и напоминали об ушедшей зиме. Зима ушла по календарю четыре месяца назад, а валенки стояли. На них сидел жирный слепень и потирал лапками. Рядом присела навозная муха.


- Чего ты тут? - спросила она у слепня.


- Лети своей дорогой, старушка, - слепень презрительно поднял крылышко и противно зыкнул.


- Ну и сиди, старый черт!


Муха медленно полетела к помойному ведру. Ее чешуйки играли в лучах солнца всеми цветами радуги. Слепень тоже снялся с валенок и направился вглубь дома, там сидели вкусные люди. Он не был голоден, но наступало время полдника и хотелось легкой пищи.


Валенки тяжело вздохнули, им было жарко, они хотели в тенек старого пыльного шкафа на свое належенное место. Но туда положили новые чесанки, которые действовали валенкам на нервы всю зиму. "Конечно, - думали валенки, - нас уже не берегут. Кому мы нужны? Хоть бы пыль стряхнули, а то астма замучала. Дед Тимофей только нас любит. Но уж больно у него ноги неудобные стали - так и распирают нас своими костяшками да мозолями. Того гляди треснем."
Муха деловито присела на кожуру от яблока. Поползала, понюхала, нет, не вкусно. Вообще невкусно сегодня пахло в мусорном ведре. "Слетаю-ка я на помойку," - подумала муха, но в это время увидела, как слепень запустил свой хобот в ногу хозяйской девчонки.


- Сиди, не двигайся, - хозяйка взяла со стола полотенце и прицелилась.


- Да скорей, больно же! - закричала девчонка.


Полотенце попало точно в слепня. Он упал на пол и задрыгал ножками.


"Чего это я расселась, надо лететь отсюда," - муха взмахнула своими жемчужными крылышками и была сметена на взлете тем же оружием.


Валенки видели, как хозяйка ногой придавила сначала муху, а потом слепня. Два щелчка и нет больше ни того, ни другого.


- Скорей бы зима, - пробормотал правый валенок.


- Хоть бы конец лета и то хорошо, - поддержал левый.


- Да, к зиме поближе.


- А чесанки, небось, спят себе в темноте и пушатся, - левый валенок сник и совсем погрустнел.


- Ага, и нафталином дышат. Хорошо им!


Муха была ранена смертельно, это слепень понял сразу. Его же хозяйка побоялась прижать голой пяткой крепко к полу. Голова кружилась, а тело ломило, но он чувствовал, что выживет.


Хозяйка сгребла салфеткой муху и слепня и бросила в мусорное ведро. Слепню при падении удалось вывернуться из комка мягкой бумаги и скользнуть в темноту картофельных очистков и луковичной шелухи. Теперь надо было отлежаться.


- Вынеси мусор, - сказала хозяйка девчонке, - сейчас уже через верх полезет.


- Потом, - отмахнулась та.


- Смотри, тебя жрут, не меня, - хозяйка повернулась к плите и поставила чайник.


- Ладно, - сказала девчонка и поплелась с ведром к выходу.


- Чего ты им машешь, насоришь сейчас, - крикнула ей вслед хозяйка.


Но девчонка отмахнулась от мамаши, как от назойливой мухи, и задела ведром старые валенки, стоящие уныло у порога.


- Ох! - правый валенок согнулся попалам от такого удара.


Левому досталось меньше, но и он крякнул.
Хозяйка недовольно покосилась на эту парочку и пробомотала: "В печке, что ли, вас сжечь. Надоели уже. Так и болтаются под ногами."


- Слыхал? - прошептал левый.


- Не глухой, - правый попытался выпрямиться.


- Кердык пришел.


- Дык, не молоденькие, сколько нас уже чинили.


- Э-эх! А из нас еще котов можно сделать.


- Это точно.


На валенки спустилась депрессия.


Слепень понял, что он вне опасности, когда вместе с мусором попал на помойку. С трудом выполз на солнышко. Жизнь все-таки прекрасна!


Дед Тимофей сидел на завалинке и зяб. Хоть и была на нем телогрейка, а на голове картуз, все равно зяб. Хозяйка вышла за ворота и тоже присела к отцу.


- Что, папань? Покушать?


- Ты мне носки вязаные принеси, что-то я озяб.


- Так лето на дворе, а тебя морозит. Не заболел? - хозяйка потрогала морщинистый дедов лоб.


- Старый я, кровь уж остыла, не греет. Принеси, принеси.


Хозяйка нехотя пошла в дом. На пороге стояли грустно растоптанные старые валенки.


- Папань! Валенки не подойдут вместо носков?


- А и валенки подойдут еще лучше!


Солнце раскрасило небосвод розовым и желтым, накрылось перистыми облаками и уже почти закатилось. Дед Тимофей и валенки смотрели на закат и думали, что все-таки жизнь прекрасна.

 

 

 

Бабулька

 

 

Жизнь прекрасна - фото 3Бабушка в 85 лет сломала шейку бедра.


- Готовьтесь, - сказал знакомый врач, - старики обычно умирают от таких травм. Ну, не от самой травмы, конечно, от сопутствующих заболеваний. Как правило, начинается застойная пневмония, отек и летальный исход.


Глядя на свою бабульку, мне совсем не верилось, что с ней может приключиться летальный исход. Конечно, сейчас она выглядела не очень, ну так кто же выглядит очень сразу после такого перелома. В больнице отказали, отправили домой. Предварительно наложили "сапожок" - это гипс до щиколотки, зафиксировав его обрезком палки у основания пятки. "Это чтоб она ногой не двигала, ясно?" Еще бы не ясно? Конечно, ясно.


- Чего это он там сказал? - между стонами и охами спросила бабулька. - Я умирать из-за такой ерунды не собираюсь, так и знайте.


- Вам, бабушка, чтоб подняться, надо каждый день зарядку делать, - почему-то прокричал доктор бабульке в ухо.


- Он зачем орет? - спрсила меня бабушка и уже доктору очень громко. - Я слышу тебя, милый, не глухая!


Борьба за жизнь началась сразу же по приезду домой. К противоположной спинке кровати привязали веревку, за которую каждое утро бабулька подтягивалась сначала один-два раза, а потом все больше и больше. Ежедневно в пищу употреблялись молотые скорлупки от куриных яиц, новомодное тогда мумие и густые костные отвары. Горчичники и банки, массаж и ингаляции.


- Ты знаешь, у тебя одна нога будет короче другой, - на всякий случай сказала ей.


- На каблуках ходить не собираюсь, - вроде как обиделась бабулька. - Скорее бы срослась хоть как. Видишь, дед какой хмурый ходит.


Дед и вправду ходил поникший и грустный. За последнее время он устал выносить горшки и варить пищу.


- Хватит лежать, вставай, давай, - каждое утро говорил он жене.


- Деда, она ж не может, у нее нога сломана.


- Придууумали, ногааа, - тянул себе под нос дед и шел на кухню ставить чайник.


Вскоре возле бабулькиной кровати стояла электроплитка, коробка с картошкой, луком и моркошкой, ведро воды и сковородка с кастрюлей, кухня плавно переехала в спальню. А еще через неделю бабушка ковылла по дому с двумя клюками.


- Где там твой костолом? - спросила меня как-то. - Ты о ком?Жизнь прекрасна - фото 4


- Ну, этот, "летальный исход" твой где?


- Врач, что ли? На работе, наверное. А что?


- Надо к нему съездить, пусть ногу мне посмотрит.


Но я уговорила доктора приехать на дом. Бабулька сидела возле раскрытого окошка, выходящего на крыльцо, и читала газету.


- Читает? - удивился доктор.


- Да, грамотная.


- Да еще и поет?


И я тоже услышала, как бабулька немного скрипучим голосом выводила:"А ты такой холодный, как айсберг в океане. И все твои печали под черною водой."

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Материал подготовила

Алёна Подобед

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Категория: Экология культуры
Опубликовано 29.04.2013 12:18
Просмотров: 2635