Вдохни поглубже

 

Вдохни поглубже - фото 1Сегодня в гостях у литературной страницы "Экограда" молодой талантливый поэт Александр Антипов.

- Саша, расскажите о себе:

Родился 5 июля 1987 года в Москве.

Работал на нескольких интернет-порталах (спортивная тематика), имеются публикации статей в «Литературной Газете». Со своими стихами с 2007 года - выступал на многих московских площадках, есть публикации в сборниках. Участвую в различных арт-проектах, пишу тексты к песням.

- Что вы любите в жизни?

- Рок-н-ролл. И это не только о музыке.

- Саша, что такое «Экология» в вашем понимании?

- Экология – это будущее цивилизованного человека.

 

 

 

 

Александр Антипов

 

Так много шума, так много пыли...

 

Так много шума, так много пыли,
Не силясь врать,
Нас всех давно уже приучили,
Что здесь - дыра.

 

Душа от Гуччи ли, от Кавалли,
Она не жмёт.
Нас обманули, нас обыграли,
И мой народ

 

Умеет здорово, как по нотам,
Дрожать и петь.
Мы все великие патриоты,
Когда в толпе.

 

Немало смелостью нынче рьяных,
Мы - люди-бронь.
И по Манежной идут Иваны
Вершить добро

 

С вот этой верою беззащитной,
Где правды нет.
И мне до боли порой обидно
За тех парней.

 

Ещё бушует на детских лицах
Штормящий гром,
Но волны схлынут, всё устоится,
А что потом?

 

Вот, показали, мол, силу мускул,
Мол, так верней.
Но мы писать разучились на русском,
Моей стране

 

Нужны сейчас дураки и солдаты
Пугать войной.
И можно вновь искать виноватых
И знать их, но

 

Покуда мы друг на друга лаем
Один в один,
Чего ты ноешь, что жизнь плохая?
Ну погляди:

 

Мы сами так для себя решили,
Чего жалеть?
Мы безымянное безфамилье
В реестре лет.

 

И я давно не пойму, где наши,
Чужие где.
Моя Россия идёт на марши,
А дряхлый дед

 

Стоит с протянутою рукою
В декабрьский снег.
И вот за это, вот за такое
Прощенья нет.

 

                    ***

Мой век во что-то строгое одет,
И, с ним пытаясь быть во всём похожим,
Мой человек неразличим на цвет,
Примет особых не имея тоже.

 

Мой человек - профессор и солдат,
Политик, продавец и дальнобойщик.
Он был рождён без имени и дат
В Британии, Японии и Польше.

 

Он зрительно присутствует везде
Лицом в обложке нынешнего века.
И я отвык от прочих рас людей,
Привыкнув к типовому человеку.

 

Мой рок-н-ролл закончился давно,
И, в города уверенно врастая,
Мы все теперь, похоже, заодно.
Моя душа хрипит едва живая.

 

И все углы заглажены уже,
И острых не осталось больше в мире.
Пускай. Зато на пятом этаже
В малюсенькой двухкомнатной квартире

 

Меня по книгам выучили так,
Что есть враги, но и друзья есть тоже.
Я правда верил в это. Я дурак.
Но грани между нами стёрты. Боже!

 

Вини меня, вини, что я такой.
Мы все - по образу, подобию, но это -
Простецкий шарж, рисунок типовой.
И мы стоим, но крутится планета.

 

Смотри, мой Бог, они встречают век,
Беспечно с головой в него ныряя.
Твой типовой обычный человек
Уже ни в чём тебя не повторяет

 

                    *** 
Телеграмма с пометкой "срочно",
Текст не слишком замысловатый:
"Я люблю тебя очень. Точка".
И пустышка в строке адресата.

 

Это просто клочок бумажный.
Как-нибудь бы в обход всех правил,
Ну позвольте его отправить.
Вникуда. Никому. Неважно.

 

Ну, поймите, мне ой как нужно:
Сердцу трудно впустую биться.
Надоест и своё отслужит,
А потом - куда обратиться?

 

Сердце хочет всегда фиесты,
Только поводов-то не густо.
Человек - это просто место,
Где накапливаются чувства.

 

И вот тут уже не до шуток.
До последнего миллиграмма
Это надо отдать кому-то
Как ни думай, а телеграмма -

 

Самый глупый, но верный метод
Слов несказанных передачи.
Адресат ничего не значит,
Всё равно прочитают где-то.

 

А, точней, мне бы так хотелось,
Даже если неправдой будет.
Одиночество - это зрелость,
Что порой проступает в людях.

 

И среди сумасшедших прочих,
Коих каждый второй исправно,
Я опять занимаю очередь
За попыткой сказать о главном

 

 

          НЕ ЕВАНГЕЛИЕ

 

Я был, как все - безгрешен и крылат
И, вечность на себя успев примерить,
Я слышал всё, о чём у вас молчат
И знал того, в кого у вас не верят.

 

Моя профессия нормальная, вполне:
Закономерностей цепочку не нарушив,
Спасать доверенные мне чужие души
И утешать, когда спасенья нет.

 

И шло, как шло, и в суете сует
Ломались копья о щиты и камни.
Вы были всё такими же, когда мне
Достался этот новоро́жденный клиент.

 

Я сразу понял: что-то здесь не то.
Он с первых дней смотрел на всё иначе,
Ну, то есть, по-другому как-то, значит,
И на работе намекнули: он святой.

 

Одни шептали: вот же повезло!
А кто поопытней - качали головами.
Но ангелы не выбирают сами
Друзей и подзащитных, как назло.

 

А тут, ну что, обычная семья,
Таких немало было в Назарете.
Вот, говорят, что он в мессии метил.
Не знаю, правда - каждому своя.

 

И мне мою негоже насаждать,
Но и когда он про́жил четверть века,
Я ничего от неба в нём не ждал,
Я не мессию видел - человека.

 

И пусть он кем-то названный пророк,
И, вроде как, фан-клуб себе устроил,
Он просто шёл, как шёл и жил, как мог
И говорил обычное, простое.

 

И день за днём, не обозначивая дней,
Без передряг особых и амбиций,
Я был спокоен за него, но цифра "тридцать"...
Казалось бы, чего такого в ней?

 

Казалось бы, обычный возраст, но
Потом, конечно, многие напишут,
Как подбираясь к этим срокам ближе,
Он понимал, что всё предрешено.

 

Сейчас уже сподручнее судить
И повторять красивую легенду,
А вот тогда он не был в роли бренда
И не висел цепочкой на груди.

 

Его слова, похожие на бред,
Ещё не улеглись стихами в строфы.
И он твердил добро и о добре,
А ночью про какую-то Голгофу.

 

Дальнейшие подробности и так
У вас давным-давно уже известны:
Как можно умереть, потом воскреснуть,
И как снимать распятого с креста.

 

И я вполне уже привыкнуть мог
К неисчислимой смене подопечных.
И этот, разве он казался вечным?
Обычный человек - ещё не Бог.

 

С тех пор со многими пришлось работать мне,
И вот теперь за выслугу и годы -
В отставку я, на пенсию, по ходу,
Хотя у нас понятий этих нет.

 

А нынче вот такая же весна,
Но, время иногда назад листая,
Я до конца ещё не понимаю,
Кем был он, хоть обязан вроде знать.

 

Ну что же, что такое было в нём?
Я у начальства всё спросить пытаюсь
Об этом, а начальство, улыбаясь,
Привычно отвечает, мол, потом.

 

Да я и не настаиваю, нет,
Ведь, если честно, что бы ни сказали,
Мне безразличен звон его регалий
И список званий безразличен мне.

 

Мой вклад в его успехи небольшой,
Как пара капель, падающих в реку.
Я просто наблюдал за человеком.
Я выполнил работу хорошо.

 

 

 

{youtube}k9T0caJazOo#!{/youtube}

 

 

 Публичная страница со стихами Александра http://vk.com/alexanderantipov

 

 

 

 

 

 

 

Материал подготовила

Алёна Подобед

 

Категория: Экология культуры
Опубликовано 23.04.2013 11:24
Просмотров: 2787