Loading...

Метод биометрического учета древисины

Биометрический учет древесины — так называется предложенный молодым ученым - экологом Андреем Николаевым метод — практически не оставляет браконьерам шансов замести следы и, похоже, способен во многом изменить подходы к ведению лесного хозяйства. Сначала изобретение вызвало у правоохранителей и курирующих отрасль чиновников оторопь

metod1— Порой в лицо говорили, что это чушь, крутили пальцем у виска. Что ж, все новое и необычное часто воспринимается в штыки. Недоверие стало таять после успешных пробных попыток использования ноу-хау в расследовании уголовных дел в Тюменской области, Югре, — говорит Ислям Зайнуллов, директор филиала НИИ лесоводства и механизации лесного хозяйства — Сибирской лесной опытной станции (СибЛОС).
– Выверенный ход ученого — шах и мат браконьерам. Новшество, думаю, мировой значимости, и его, бесспорно, следует внедрять в нашей стране, — не скупится на похвалы шахматист, парламентарий, координатор центра общественного мониторинга ОНФ по проблемам экологии и защиты леса Анатолий Карпов. На реплику о неизбежном сопротивлении коррупционеров, ретроградов, нечистых на руку предпринимателей уверенно отвечает: — Сообща преодолеем.
У ведущего специалиста СибЛОСа Андрея Николаева, вчерашнего выпускника сельхозуниверситета, это не первое открытие: еще осенью 2014 года им запатентован необыкновенно простой и эффективный способ таксации — обследования состояния лесных насаждений. Традиционный замер с земли — трудоемкий, долгий, с самолета — дорогой и неточный. Хорошо бы с малой высоты, но летательный аппарат для этой цели никто еще не сконструировал. Николаев своими руками переделал любительский квадрокоптер в послушный функциональный механизм, разработал сложное программное обеспечение для детальной расшифровки снимков.
Это и другие изобретения — плод таланта, недюжинной трудоспособности, непрерывного самообразования (к тому времени Андрей дистанционно окончил 17 курсов столичного университета информтехнологий) и спортивного характера (наш интеллектуал — мастер спорта по биатлону). Не случайно начальство представляло его «инженером-универсалом, справляющимся за десятерых». К слову, Николаев, уже будучи замдиректора станции по научной работе, стал лауреатом всероссийского конкурса «Инженер года-2017». Так вот, 3,5 года назад беспилотник для него был «отработанной ступенью ракеты». Отказавшись от заманчивого предложения коллег из Финляндии переехать в «лесное государство», он доводил до ума технологию биометрического сканирования.

— Все знают о дактилоскопии — опознании личности по следам пальцев рук. У каждого из нас свой рисунок кожи. Неповторимы и годичные кольца деревьев — двух одинаковых на планете не сыскать. Кольцевой рисунок мы можем сканировать с любой части дерева, в том числе с ветки и даже с пиломатериала, — объясняет суть идеи молодой ученый. — Как это работает? Фотографируем спилы пней, оставленных браконьерами, и спилы подозрительных хлыстов, транспортируемых либо складированных. Компьютерная программа сопоставляет файлы, выдает результат: идентично! Владелец древесины свой липовый документ о легальной вырубке может выбросить в урну. Пожалуйте, товарищ, в суд! Соответственно, отрицательный результат сверки свидетельствует о невиновности подозреваемого.
Обычно правоохранители доказывают вину браконьеров, не взятых с поличным, с помощью дендрологической экспертизы. Она подразумевает, в частности, сравнение диаметров нижней части ствола и верхней части пня. Поэтому черные лесорубы частенько отпиливают комель и увозят с глаз долой. Теперь же пни им останется разве что корчевать, а каждую веточку — подбирать. Улики!

metodПара примеров из свежей практики — с использованием древесной «дактилоскопии». Лесовоз, совершавший левый рейс, нагнала полиция. Хотя водитель успел где-то спешно разгрузиться, для доказательства преступления хватило одного оставленного на борту сучка. А в пригороде Тюмени хозяин пилорамы, козырявший документом о переработке якобы законно заготовленного леса, признался в обмане, когда ему продемонстрировали итоги сличения срезов деревьев, тайком вырубленных в окрестности, и фрагментов годичных колец на его досках.
Если обязать всех заготовителей фотографировать на делянах срезы, заносить в банк данных, то при наличии мощных серверных устройств можно будет оперативно проверить легальность заготовок. Николаеву не составит труда определить год и месяц заготовки деревьев, были ли они больны. Дело в том, что теневые предприниматели периодически прибегают и к якобы санитарным рубкам, пуская под топор здоровые деревья. В идеале следовало бы обязать всех заготовителей фотографировать на делянах срезы, заносить в банк данных. И тогда при наличии мощных серверных устройств можно будет оперативно проверить легальность заготовок.
Сегодня на счету СибЛОСа 25 экспертиз по фактам незаконной вырубки. Состоявшиеся суды не усомнились в объективности заключений, вынесли обвинительные приговоры. В том числе членам ОПГ, годами заготавливавшей строевой лес в Вагайском районе.
— Сначала мы разослали десятки писем в профильные департаменты региональных правительств: давайте сотрудничать! Кто сочинил отписку, кто сослался на безденежье, а кто-то цинично отреагировал: спасибо, мол, но браконьеров-то нет. Обратились в тюменский полицейский главк: «Вы ничем не рискуете — опытная экспертиза за наш счет. Убедитесь в действенности метода — будем партнерами». Мы уговорили. Следователи убедились. Экспертизы поставлены на поток, — рассказывает Андрей Николаев.
Ислям Зайнуллов зачитывает благодарственное письмо областного управления МВД в адрес своего зама: «За эффективное сотрудничество и неоценимый вклад в дело укрепления правопорядка и борьбы с преступностью в сфере лесопромышленного комплекса».
— И все-таки вклад имеет цену — приблизительно 120 миллионов рублей. Затраты же скромные. Рубль вкладываешь — получаешь отдачу в среднем на двести! — восклицает Зайнуллов и продолжает сыпать цифрами. — В целом по стране годовой ущерб от действий черных лесорубов составляет не менее 13-14 миллиардов рублей. Представьте, каких результатов можно добиться на крупных лесохозяйственных территориях. Вместе с активистами ОНФ мы хотим внедрить метод в Приморье, где нелегалы вырубают до полутора миллионов кубов древесины и имеют с нее 150 миллионов долларов чистой прибыли, а также в Омской области, где в отдельных районах дровосеки совсем распоясались, в других сибирских регионах.
Филиал НИИ предлагает сформировать в Тюмени национальный центр биометрического наблюдения для обработки, анализа и систематизации фотосканов. В число контрольных параметров — внимание! — войдет и определение участка заготовки древесины в радиусе километра. Не важно, где обнаружено дерево, под Сочи или под Владивостоком, в спиле содержится кодовая информация о его малой родине.

 

 

 

Геннадий Орешкин

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить