Альфия Умарова: «Раз счастье мне к лицу, буду носить его всегда!»

Альфия Умарова: «Раз счастье мне к лицу, буду носить его всегда!» - фото 1Дорогие друзья, здравствуйте! Сегодня у нас в гостях Альфия Умарова – прозаик, поэтесса, журналист, литературный редактор, автор книг «О видах на урожай, альфа-самцах и кусочке счастья», «Отражения», «Жизнь, которая приснилась».
Беседует с Альфией Умаровой наш редактор, художник и писатель Марина Попова.


(М.А.):
- Уважаемая Альфия, рада Вас приветствовать! Благодарю Вас, что откликнулись на наше предложение побеседовать со мной. Представьтесь, пожалуйста! И как к Вам лучше обращаться?

(А.Ум.):
- Здравствуйте, Марина!
Позвольте представиться: меня так и зовут – Альфия Умарова. Девичья фамилия Алиева. Называйте меня по имени – Альфия. Кстати, в переводе с арабского мое имя звучит как «Поэма в тысячу строк», а еще «возвышенная» и «долгожительница» (на последнее очень надеюсь!).

Вот такое обязывающее к творчеству имя досталось мне при рождении. Так что мои будущие графоманские наклонности были предопределены еще при рождении (улыбается).

Обо всем, кажется, уже написано в этом подлунном мире, и сказать что-то удивительное своей новизной, свежестью или оригинальностью мысли сложно, а то и просто невозможно. Но так хочется попробовать это сделать! Даже не страдая графоманией в тяжелой форме, даже обладая достаточной степенью самокритичности и самоиронии – честно признаюсь, хочется!

Говорят, творчество – сублимация одиночества.
Наверное, это так, если под одиночеством подразумевается не чисто физическое или социально-статусное положение человека, а что-то более глубокое, сродни мудрому изречению, что приходим мы в этот мир и уходим из него в одиночку.

Но если таких убегающих от одиночества – множество, значит, мы – уже не одиноки!

(М.П.):
- Альфия, Вы заинтриговали читателей своим вступительным словом, и теперь расскажите, пожалуйста, о себе. Основные события Вашей жизни.

(А.Ум.):
- Марина, при всей кажущейся простоте Вашей просьбы понимаю, что рассказать коротко о своей жизни, когда за плечами больше полусотни лет, оказывается, не так просто. Что значит «основные события»? Родился, учился, создал семью, родил детей?.. По большому счету – да.

Но ведь порой в нашей жизни происходят события, которые меняют ее пусть не кардинально, но воздействие которых мы все же ощущаем довольно явственно.

(М.П.):
- Хорошо, Альфия, тогда начните, пожалуйста, со своего детства, со школы.

(А.Ум.):
- Я родилась и выросла в Узбекистане, в городе Сырдарье. Помните из географии – есть такая река в Средней Азии. Школу окончила в 1977-м, с золотой медалью. Поехала поступать в Ленинград, но, увы, в университет на русскую филологию недобрала баллов, видимо, проба золота моей медали была не столь высокой (улыбается).

(М.П.):
- И Вы остались в Ленинграде или вернулись домой?

(А.Ум):
- Пошла работать. Устроилась в Зеленогорске в кардиологический санаторий на берегу Финского залива мойщицей посуды, потом техничкой. О том незабываемом времени мой рассказ «Друзья, любовь и два ботинка»:

«Сашка, взволнованный моментом до невозможности, взял мою руку и прижался к ней сначала губами, потом всем лицом. До тех пор мне никогда еще не целовали рук – и я не знала, как реагировать: то ли вырвать ее, то ли погодить. Щека его оказалась мокрой – от переизбытка чувств. Волна жалости, материнской любви захлестнула меня: какой же Сашка еще мальчишка! Неуклюжий, большой медвежонок! Погладила свободной рукой его склоненную голову: какие пушистые и мягкие волосы... Но... Но не любила я его! Да, он был славным, добрым, немного наивным. И я была готова дружить с ним. Как с подружкой, а не парнем. Но как сказать ему об этом, не обидев? Ведь отказ, даже тактичный, остается отказом и ранит в любом случае.

Говорить не пришлось. Сашка поднял голову, посмотрел на меня долгим влажным взглядом из-за толстых запотевших стекол и всё понял по моему растерянному молчанию. Пошатываясь, словно в приличном подпитии, развернулся и вышел за дверь, по-стариковски ссутулившись...»

(М.П.):
- Наверное, на следующий год возобновили свою, надеюсь, более успешную попытку?

(А.Ум.):
- Да, Марина. Но и на следующий год «осада» университетских стен снова закончилась неудачей. И я подала документы в политехнический институт, на вечернее отделение, куда медалистов принимали без экзаменов. Но проучилась совсем недолго – меня, гуманитария до кончиков ногтей, хватило всего на пару месяцев. Ну не мое это: высшая математика, физика, химия...

Успела поработать на спичечной фабрике в городе Чудово Новгородской области, на станке, который клеил этикетки на спичечные коробки. В то время по ночам мне снилось, что с обеих сторон моей общежитской кровати движутся транспортерные ленты, а по ним бегут и бегут спичечные коробки, а наклейки на них шлеп-шлеп, шлеп-шлеп... Тот еще кошмар! (Смеется)

В 80-м поступила в Ленинградский издательско-полиграфический техникум на факультет «Корректирование книг и журналов», который и окончила с красным дипломом. Практику проходила в типографии и в известном и очень серьезном издательстве «Наука». Питер с тех пор люблю преданно и нежно.

Литературным редактированием занялась гораздо позже, уже приобретя немалый опыт в основной своей профессии.

(М.П.):
- И как сложилась Ваша судьба, Альфия, в дальнейшем?

(А.Ум.):
- После окончания учебы вернулась домой, устроилась работать по специальности в областную газету. Через пару лет вышла замуж, родились дети – сыновья, почти погодки.

В 29 лет, я, мама двух малолетних детей, поступила в педагогический институт, но окончить вуз мне так и не было суждено: мальчишки часто болели, я с ними периодически лежала в больнице, так что было не до учебы. Да и верно: все надо делать в свое время.

В 90-м году с мужем и детьми переехали на Урал. Потом развалился Союз, и мы оказались оторванными от своих родных.

В 2007 году, после 22 лет совместной жизни, с мужем разошлись. Я не хотела бы здесь говорить о причине, тем более она не единственная. Если интересно, об этом в моей повести «Жизнь, которая приснилась», по большому счету основанной на событиях моей собственной жизни.

Чуть позже вышла замуж во второй раз, за человека, близкого мне духовно, душевно, интеллектуально. Познакомились на литературном сайте, так что и хобби у нас общее – писательское творчество (улыбается). Наше общение не было простым и однозначным, ведь встретились две зрелые личности, с прошлым, которое нельзя было ни зачеркнуть, ни забыть. Об этом мои рассказы «О местоимениях», «Женщина гладила салфетки» и «Я не уеду в ночь».

Теперь живу во Владимире, в старинном русском городе, красивом, чуточку провинциальном, с собственным неспешным течением жизни. Еще у нас есть небольшой домик-пятистенок в деревне под Суздалем, где муж занимается пчелами, а я стараюсь помогать ему. «Сотовая связь», «О любви к лету, чайной церемонии и не только», «Деревенька моя» – эти вещи связаны как раз с нашей деревенской жизнью.

(М.П.):
- Ваш счастливый случай, Альфия, думаю, вдохновит многих одиноких авторов сайта. И звучит-то как романтично – познакомились на литературном сайте!

Альфия, в Вашей семье есть ещё поэты или писатели (я не о муже, здесь всё понятно (улыбаюсь))? Расскажите, пожалуйста, о своей семье, если можно.

(А.Ум.):
- Благодаря Вашему вопросу, Марина, вспомнила, что я действительно не единственная «писательница» в нашей семье: средний брат в юности сочинял стихи.

Я выросла в большой семье: мама, папа и четверо детей. У меня три брата, все старше меня. Папа – учитель, больше сорока лет преподавал в школе историю, географию, обществоведение. Мама в годы войны работала в типографии – наборщицей. Позже, уже в замужестве, некоторое время была библиотекарем в школе. После рождения детей занималась домом, семьей, детьми.

(М.П.):
- Альфия, помните на память что-нибудь из его стихов? Если человек любит возвращаться в свое детство в воспоминаниях, значит, детство у него было счастливое? А Вы любите вспоминать о своём детстве?

(А.Ум.):
- Конечно люблю! Ведь это самое радостное и беззаботное время! Тем более что мое детство было абсолютно счастливым. Мне повезло родиться в большой семье, где родители любили друг друга и нас, детей, а мы обожали маму с папой. Мы жили довольно скромно, на учительскую зарплату папы, но это как-то не ощущалось. Ведь по соседству с нами жили точно так же – без особого достатка, когда буквально из ничего готовилось что-то необыкновенно вкусное. Да, у нас никогда не было правильных полных обедов – с салатом, первым, вторым и компотом на третье. Но жареная картошка или мамин борщ, яблочный пирог, вкус которого я и сегодня ощущаю во рту, мы уминали с удовольствием. О годах своего детства я вспоминаю в рассказах «Ташкент, родители, железная дорога» и «Ах этот чудный мамин яблочный пирог».

«Ах этот незабываемый яблочный пирог! Закрываю глаза и будто наяву вижу его – испеченный в сковороде, он круглый, с гладкой румяной корочкой, с красиво и аккуратно защипанным швом, с ароматом, от которого просто кружится голова, – сладких яблок, сдобного теста. А вкус, боже мой, какой вкус: кусочки с сочащейся яблочным нектаром мякотью просто таяли во рту... Я могла съесть, кажется, одна такой пирог – так его любила. А еще любила смотреть, как творилось это чудо».

А вот стихов брата совсем не помню, увы...

(М.П.):
- Радуюсь за Вас! Наверняка у Вас были смешные и грустные истории в детстве.

(А.Ум.):
- Пожалуй, самые грустные моменты – это как я скучала по маме, когда она ездила в Ташкент за продуктами. Времена были такие: за тем, что продавалось в местных магазинах, всегда стояли очереди. За молоком и творогом эта очередь собиралась затемно, задолго до открытия гастронома, иначе ничего не достанется. И вот, чтобы купить что-то помимо скудного ассортимента продуктового магазина, мама и совершала иногда «вояж» в столицу. Обычно поездка занимала пару дней. И как же мне не хватало мамы в эти два дня! Вроде и поесть было что, и отца я обожала, но без мамы словно недоставало воздуха, солнца, света. Думаю, такое чувство знакомо очень многим.

А вообще детские воспоминания самые светлые, во всяком случае для меня. Наверное, неслучайно родилось это стихотворение:

Память сердца

Листьев опавших запах
Сердце волнует остро,
В памяти цепких лапах
Вновь оказаться просто.

Юную вспомнить осень,
Сумерек тихих благость,
Звонкого неба просинь –
Это в душе осталось.

Яркий букетик листьев,
Собранный мной когда-то,
Снова согреет кисти
Мягким теплом заката.

Дома всё как обычно:
Дремлет отец усталый,
Мама снует привычно –
Снедь из печи достала.

Хлебом домашним пахнет,
С вечера испеченным,
Вспомню и снова ахну –
Мне б той горбушки черной.

Вечер с семьей встречаю,
Мама с отцом и братцы.
Сдобные плюшки к чаю –
Да за уроки браться.

Вымыть потом посуду –
Очередь мне досталась,
Но подремлю покуда
Иль помечтаю малость...

***

Листьев опавших шорох –
Памятью зрелых лет,
В сердце минутный всполох –
О близких, которых нет...

Болью в груди заныло –
Мне не забыть утрат...
То, что так было мило,
Сладостней во сто крат.

Где же ты, край далекий,
Детский приют души,
Смыло туда дороги,
Даже и не ищи...

(М.П.):
- Общаетесь ли Вы со своими друзьями детства, юности?

(А.Ум.):
- Да, конечно же. У меня есть подруга, которая так и живет в Узбекистане. С ней мы знакомы лет, наверное, с двух-трех. Так что нашей дружбе уже полвека. Увы, видимся редко, когда мне удается поехать к родным на родину, но от этого наша дружба не стала менее сердечной. Перезваниваемся, в курсе того, что происходит в жизни друг друга и наших детей.

(М.П.):
- Как Вы считаете, Альфия, что связывает людей между собой?

(А.Ум.):
- Многое. Семейные и родственные узы, дружеские чувства, любовь, общие интересы, общая работа, занятия, симпатия.

(М.П.):
- И такой вопрос, например, собирается компания старых друзей. Пьют, едят и за выпивкой говорят ни о чем. Как Вы считаете, кому нужно такое общение? Ради чего все это? Может, в таких случаях лучше посидеть дома, общаясь, например, с книжкой, или погулять где-нибудь на Природе. Это больше принесет пользы, чем перетряхивание чужого белья. Ваше мнение.

(А.Ум.):
- У меня таких встреч, когда «разговоры ни о чем», не происходит. Со старыми друзьями видеться приходится очень редко, поскольку живем мы далеко друг от друга, за тысячи километров. А когда встречаемся, нам есть о чем поговорить, что рассказать. Это общение всегда радует, возвращая в детство, юность, и вопроса «а не лучше ли прогуляться, чем перетряхивать чужое белье» просто не возникает. Мы интересны друг другу, нас связывают общие воспоминания, которые нам дороги. Нас по-настоящему волнует то, что происходит в наших жизнях сегодня. Как живут наши дети.

(М.П.):
- Альфия, в самом начале нашей беседы Вы сказали: «Но ведь порой в нашей жизни происходят события, которые меняют ее пусть не кардинально, но воздействие которых мы все же ощущаем довольно явственно». Можно об этом подробнее? О каких подобных событиях, например, встречах, изменивших ход Вашей жизни, Вашего мировоззрения Вы могли бы нам поведать?

(А.Ум.):
- Одно из таких событий – знакомство с известным теперь писателем и поэтом, автором нескольких романов, изданных не только в России, но и в Германии, Франции, Игорем Сахновским. Кстати, по одному из его романов режиссером Владимиром Мирзоевым снят одноименный фильм «Человек, который знал всё». Благодаря встрече с ним стала заниматься литературным редактированием. Именно он посоветовал мне попробовать себя на этом поприще. К тому же я, вдохновленная прозой Игоря Сахновского, прозой настоящей, очень глубокой, умной, стала писать более регулярно. Можно сказать, именно этот человек подвиг меня к творчеству. Это было началом «цепной реакции»: творчество привело на литературные сайты, общение на сайтах – к знакомству со многими одаренными личностями, а одно из таких знакомств – к встрече с человеком, который стал моим мужем, моим «Музом», моей опорой. А это в свою очередь повлекло за собой переезд в другой город, где я и живу уже седьмой год.

(М.П.):
- «Благословляйте встречу с добрым человеком и избегайте общения со злым!», как сказано было в далекой древности. Каждый автор вольно или невольно наделяет своих героев теми или иными чертами характера, в зависимости от своего отношения к ним. А Вы, Альфия, что Вы больше всего цените в людях? Какими качествами характера Вы наделяете своих положительных героев? А какими отрицательных?

(А.Ум.):
- Мои герои – люди разные, с разными судьбами, характерами, взглядами на жизнь. Стараюсь создавать их «некартонными», ведь в каждом из нас есть и доброе и дурное, не может быть человек «белым» или «черным». И когда мне пишут или говорят, что кто-то из моих персонажей похож на него (нее) или на кого-то из знакомых, значит образ живой, получился.

Я ценю в других порядочность. Позитивность. Оптимизм. Солнечность. Не люблю необязательности, неумения и нежелания слушать и, главное, слышать другого. Стараюсь не общаться с людьми, брызжущими желчью, которым не нравится всё и все.

Злоба в других не то чтобы заразительное качество, но настроение испортить может изрядно, если ты вынужден находиться в одном пространстве с таким человеком. Еще очень ценю в людях умение порадоваться за другого человека, разделить его удачу, успех. Обычно это сделать труднее, чем посочувствовать чужому несчастью или горю.

(М.П.):
- Как раз наоборот, давно известно, что злоба заразительна. Она отравляет не только своего породителя, откладываясь на стенках нервных каналов, отравляя кровь, но и всех окружающих, даже предметы напитываются этим ядом - злобы, отравляя всех, кто с ними соприкасается. Всё это происходит, на взгляд окружающих, незаметно, как действие радиации, но неумолимо.

Альфия, как Вы считаете, насколько в настоящее время актуальны такие понятия, как, например, любовь к Родине? Слышала мнение от талантливых людей, что это вроде бы как несовременно. И можно ли в шутку быть предателем?

(А.Ум.):
- Предателем быть нельзя ни в шутку, ни всерьез, а главное – нельзя предавать в мыслях. Любовь к Родине, возможно, понятие действительно несколько отдающее нафталином, но оно, уверяю вас, есть, оно живо. Просто оно висит до поры до времени в шкафу, немного почиканное молью, чуть подзабытое. Но, когда придет пора, о нем вспомнят.

Мы живем в удивительное время – время космополитов, которые мне по большому счету симпатичны. Они знают языки, культуру и нравы других людей, они толерантны к чужим для них верованиям и традициям, они открыты для новых знаний, общения, миролюбивы, позитивны. Они могут ужиться практически в любой стране. Да, их можно обвинить в отсутствии патриотизма, назвать перекати-полем, людьми без корней. Но мне кажется, что космополитизм – это предвестник будущего, когда домом для человека будет весь мир, когда не будет границ. Сохранится ли к тому времени деление людей на расы и государства – не знаю. Но вот патриотизм, думаю, будет глобального, общепланетарного порядка. Вот такая я фантазерка и идеалистка.

(М.П.):
- Альфия, когда у Вас появилась потребность писать? Ваше первое произведение.

(А.Ум.):
- Самые первые мои произведения – школьные сочинения. Я их очень любила писать, особенно на свободную тему. Кстати, в десятом классе я стала победительницей Всесоюзного конкурса сочинений школьников. Оно к 60-летию Октября проводилось. Мне и диплом прислали, подписанный министром просвещения СССР Прокофьевым, кажется, если я не путаю фамилию.

(М.П.):
- К Вам сразу пришло признание? Ваши первые победы.

(А.Ум.):
- Знаете, один из моих рассказов так и называется – «Признание». Наверное, это неспроста, с заявкой на признание меня в качестве прозаика (улыбается). Победы? Ну, что ими называть. Победы в конкурсах? Их немного. Главная – победа в предыдущем чемпионате прозы на нашем любимом сайте, где мы с Татьяной Лаин разделили первое место. Считаю своей победой то, что мой рассказ, кстати, именно «Признание», стал лауреатом Международного конкурса малой прозы «Белая Скрижаль», попав в двадцатку лучших в 2012 году. А на днях узнала, что еще один мой рассказ, «Информационный повод», тоже стал лауреатом – теперь уже второго тура конкурса «Белая Скрижаль» за 2012 год. Пожалуй, к победам можно отнести и то, что ЛитРес выпустил три мои книжки в электронном виде: два сборника рассказов и повесть. Ну и публикации рассказов в сетевых и бумажных литературных журналах: «Аврора», «Казань», «Edita» (Германия), «Точка зрения», «Наша улица».

(М.П.):
- Альфия, по природе Вы азартный человек?

(А.Ум.):
- Скорее нет, чем да. В очень малой степени. В общем, я довольно рассудительный и даже рассудочный человек, хотя порывы вырваться из этих рамок бывали. Так что дух авантюризма мне не совсем чужд.

(М.П.):
- Конкурсы, с Вашей точки зрения для чего нужны авторам? И нужны ли? Или только для азартных людей?

(А.Ум.):
- Знаете, я до некоторых пор вообще нигде, ни на одном сайте, не участвовала в конкурсах. Почему? Я и себе на этот вопрос не могу ответить внятно.

Может, не была уверена в своих силах – ведь большинство участвующих в конкурсах все-таки подспудно желает в них победить.

А у меня такой уверенности не было (улыбается). Да и сегодня нет. А зачем они нужны и нужны ли вообще. Нужны, конечно. Кому-то не хватает тем, сюжетов.

В таком случае конкурс – это своеобразный толчок, этакое подспорье. К тому же соревновательный момент – он подстегивает авторов, заставляет искать новые формы, вызывает желание удивить, «вырасти над собой».

(М.П.):
- Ваше отношение к наградам. А у Вас много наград? Зачем авторам признание и награды, как Вы полагаете?

(А.Ум.):
- Все мои награды – на моей страничке. К ним по-разному можно относиться. Вроде бы ну что это за награда – за то, что ты ходишь к другим авторам, читаешь их и оставляешь комментарии. Или принимаешь участие в конкурсах и иногда (редко) занимаешь в них какое-то призовое (или не очень призовое) место. Или в форумах участвуешь. И так далее. И твоя страничка, как дембельский мундир, увешана всяческими значками и наградами, как новогодняя елка мишурой. Но ведь это говорит о тебе так же, как твои произведения. Насколько ты активен, интересны ли тебе другие авторы, или ты привык «вариться в собственном соку», или обожаешь, чтобы хвалили тебя, а самому лень ходить к другим, читать, комментировать.

А про признание скажу однозначно: да, творческому человеку оно необходимо как воздух. Пусть это будет признанием только одного твоего читателя, которого твои произведения чем-то зацепили, заставили задуматься, переосмыслить что-то в своей жизни. Каждому пишущему нужна обратная связь, отклик. Писать «в стол» можно, но стоит ли?

Творчество – это всегда сублимация. Когда одиночества. Когда отчаяния. Когда счастья. Мы пытаемся через свои строки прежде всего выговориться, выплеснуть то, что мучает, радует. И если это кому-то близко, находит отзвук – значит, ты не один. Значит, тебя кто-то понимает. А это так важно.

Я намеренно не говорю здесь о широком признании, граничащем со славой. Литпорталы – это прежде всего сообщество людей, для которых писательство – способ и возможность самовыражения, а не снискания славы и тем более зарабатывания денег. Таких на сайтах – единицы.

(М.П.):
- Есть ли среди Вашего близкого окружения, среди друзей творческие люди?

(А.Ум.):
- Да, конечно, если учесть, что с мужем мы познакомились на литературном портале (улыбается). Мне стали близкими и многие другие авторы на сайтах, мы дружим, поддерживаем друг друга в каких-то вопросах, и не только литературных. А из по-настоящему больших писателей, знакомых мне лично, могу назвать уже упомянутого мной Игоря Сахновского. Это, на мой взгляд, один из наиболее интересных писателей нашего времени.

(М.П.):
- У Вас есть идеалы?

(А.Ум.):
- Стараюсь не создавать себе кумиров. Идеала, на мой взгляд, не может быть в принципе, как и абсолюта. В любом случае каждый такой идеал – просто человек, со слабостями, недостатками и даже пороками.

(М.П.):
- Как Вы полагаете, Альфия, должна ли быть у человека своя вершина, к которой он будет всю жизнь стремиться? И роль авторов, писателей, поэтов в формировании таких вершин.

(А.Ум.):
- По поводу вершин... Честолюбивых, целеустремленных людей, жаждущих непременно покорить множество вершин, кладущих на это жизнь, думаю, в общей массе не так уж и много.

Все прочие, а их большинство, и я из их числа, живут обычной жизнью, в которой есть учеба, работа, семья, дети, увлечения.

Конечно же, жить такой жизнью не значит безвольно плыть по течению. Мы сами решаем, где и на кого учиться, куда устраиваться на работу, на ком жениться или выходить замуж, в каком городе или стране жить.

Главная вершина, если это можно назвать этим словом, – это стремление быть счастливым и жить в гармонии, и прежде всего с собой, ну и с людьми, конечно. Вот в этом роль пишущих людей, конечно, может быть немалой.

Но это при условии, что есть читатели. А людей читающих, особенно среди молодых, увы, не так много, как в канувшие в Лету времена Союза, как известно, самого читающего государства.

(М.П.):
- Что Вы вкладываете в понятие – настоящий человек? И много ли Вам встречалось на жизненном пути настоящих людей?

(А.Ум.):
- Знаете, Марина, это вопрос, опять же при кажущейся простоте и ясности, вовсе не так прост.

У меня есть начатый рассказ о плохом хорошем человеке. Да-да, не удивляйтесь. Мы – человеки, в нас есть и хорошее и дурное, светлая и темная сторона. Потому, уверена, не может быть ангела или дьявола, простите за употребление этого слова, в «чистом виде».

В нас заложено и качеств со знаком плюс, и тех, что со знаком минус. Какие мы в себе развиваем, а что глушим в корне, не позволяя взять верх над собой, вот это и есть – быть человеком.

Поэтому, как ни странно, любое проявление – и светлого и темного в нас – это признаки настоящего человека, живого, которому свойственно и ошибаться, и быть благородным, обманывать и вытаскивать из огня чужих людей...
Я, конечно, понимаю, какой смысл вкладываете в это понятие «настоящий человек» Вы, Марина. Отвечу: да, мне встречались такие люди. Один из них – мой одноклассник, погибший в Афганистане. О нем моя зарисовка «Сережка ольховая».

«Героизм... Что это такое? В войну – понятное дело. А в мирное время? Подросток вытаскивает из реки тонущего малыша... Обычный прохожий, став свидетелем разбоя, задерживает преступника... Посторонний человек, не пожарный, из горящего дома выносит детей... Да, такое в жизни случается. И нередко. Наверное, этих людей можно назвать героями. Хотя бы потому, что в тот момент они не о себе думают, а как спасти чужую жизнь. А то, что случилось с Сергеем? Отдать жизнь в чужой стране, в чужой войне, это – героизм? Увы, ответ на вопрос не так однозначен.

Пытаюсь представить, о чем были его последние мысли за мгновения до гибели. О верности долгу, присяге, офицерской чести? Или о том, как это кто-то потом оценит? Вряд ли. Скорее всего Сергею до смерти хотелось жить... Летать, растить свою дочь, любить жену, заботиться о матери... Просто жить...»

(М.П.):
- В чем Вы видите смысл своей жизни? И смысл жизни людей на Земле?

(А.Ум.):
- В последние годы я отчего-то начинаю думать, что смысл жизни в поиске этого смысла (смеется). Если серьезно, то смысл жизни – в самой жизни, многогранной, многоликой, со взлетами и падениями, с тем, чем мы можем гордиться и за что нам стыдно. Просто в ЖИЗНИ.

А в чем смысл жизни людей на Земле? Раз уж мы, люди, здесь появились – Божьей ли волей, по желанию ли неких космических сил, или еще кого-то неведомого – и Земля стала нашим домом, смысл, наверное, в том, чтобы беречь его, не дать нашему шарику сгинуть в бесконечных просторах мироздания.

В качестве иллюстрации хочу привести концовку рассказа «О видах на урожай, альфа-самцах и кусочке счастья»:

«Да и какая, к черту, разница? Что эта наука, да и любая другая дает для понимания сущности человека, смысла его жизни? – словно спорил с кем-то невидимым Сергей Васильевич. – Разве может она научить не разрушать себя, свой мир. Научить не только следовать инстинктам и стремиться получить как можно больше впечатлений, эмоций, адреналина, а перебороть в себе первородное, звериное, прислушиваться к тому, что вовне, вокруг, уметь услышать, понять. Ту же природу. Она же вопиет уже – захламленная, загаженная, отравленная, напрочь загубленная цивилизацией. А мы ее дальше губим...»

Есть желание покорить горную вершину, думалось ему, переплыть океан в одиночку, перейти Ниагарский водопад по канату, в конце концов написать «Здесь был Вася» где-нибудь, где эту надпись кроме самого Васи, может, никто и не прочитает? Да ради Бога! Пусть это будет самый «страшный» и явный след пребывания Васи на земле. Но зачем делать из этой земли помойку, чтобы кругом мусор, грязь... Причем прежде всего в мозгах. Уже недостаточно просто секса, просто бокала хорошего вина, просто радости, просто счастья. Нужно, чтобы зашкаливало, чтобы «крышу» сносило. И тогда в ход идут наркотики, алкоголь в немереных количествах, а дальше по цепочке нередко и насилие...

«Какая здесь тишина. Покой. Птицы поют. Сверчки... как в детстве... А пахнет как... травой скошенной, цветами... Ощущение, будто всё гармонично и ладно в мире. И правит им – любовь. И не разрушающая, а созидающая.

Эх, перестали мы за суетой, погоней за миражами видеть и чувствовать красоту простых вещей и явлений. Ценить то, что имеем, – пусть крохотный, локальный, но свой кусочек гармонии и счастья. Выстраданный. Родной.

Надо бы завтра к приезду Аленки земляники ей собрать. И цветов полевых букет. Она любит цветы. Хотя нет, не буду, станет журить, зачем, мол, нарвал, они же завянут быстро, а так растут и глазу весело. И пусть весело. Хорошо, когда человека радуют мелочи – простые и естественные...»

(М.П.):
- И своим творчеством Вы помогаете людям осознать это, стать добрее...

(А.Ум.):
- Да, по мере своих сил.

(М.П.):
- Альфия, Марк Твен написал: «Правда невероятнее вымысла, потому что вымысел обязан держаться в рамках правдоподобия, а правда — нет». А Вы пишете правду или все Ваши сюжеты и герои – Ваша фантазия?

(А.Ум.):
- Поначалу, как всякий неопытный писатель, я, так или иначе, писала о себе и старалась писать правду. Да многие через это проходят. И это естественно – себя-то мы хорошо знаем (или нам так кажется). Потом стала писать о тех людях, которых знаю, кого встречала в жизни, о ком слышала. Позже стали рождаться и те рассказы, где главные герои и события – вымышленные. Но... Всегда, в каждом произведении, я считаю, присутствует автор. Его мировосприятие, его опыт, его надежды, его боль, его тревоги. Даже если, кажется, всё выдумано, не основано на реальных историях, все равно это – проекция авторского видения мира.

(М.П.):
- Альфия, у Вас есть свое любимое произведение, написанное Вами. И любимое стихотворение.

(А.Ум.):
- Растерялась (улыбается). Это ведь как дети – любишь каждого, и попробуй сказать, кого из них больше. По общему признанию наиболее удачные мои вещи – рассказы «Информационный повод» и «Признание». Они и мне нравятся. Но, к примеру, зарисовки «Ах этот чудный мамин яблочный пирог» или «Жизнь продолжается» – они очень близки мне, ведь они – о маме, детстве, родителях. А вот любимого стихотворения у меня нет вообще, потому что свои «вирши» стихами по большому счету не считаю. Честно! Потому что уважаю настоящих поэтов.

(М.П.):
- Ваши любимые писатели, поэты, неважно – классики или современники. Имели ли они какое-то влияние на Ваше становление, как писателя, поэта?

(А.Ум.):
- Люблю англичан: Диккенса, Моэма, Теккерея, Голсуорси, Джерома К. Джерома, некоторые вещи Фаулза... Мне даже кажется иногда, что в одной из своих прошлых жизней я была чопорной худосочной англичанкой в пенсне и жила где-нибудь на юге Англии, в графстве Беркшир, например (смеется). С удовольствием открыла для себя шведского писателя Пера Лагерквиста. Очень близко мне творчество моей землячки Дины Рубиной, родившейся в Ташкенте. Наслаждаюсь ироничностью и симпатичной романтичностью Славы Сэ (латвийского писателя Вячеслава Солдатенкова). А вообще, думаю, что влияние на наше становление оказывает всё, что мы читаем. В том числе и плохая литература. Просто делаешь вывод, что ТАК писать нельзя! (улыбается) А если серьезно... Каждый из нас, пишущих, ищет свой стиль, свой слог. Кто-то, возможно, пытается копировать классиков. Или не классиков. У меня такого желания не было никогда. Очень надеюсь, что обрела именно свое «звучание», по которому можно узнавать мои вещи, как мелодии.

(М.П.):
- Почему-то с Вами, Альфия, вспоминается один Марк Твен... Он, в свое время написал, хотя эту фразу кому только не приписывают: «Я огорчён услышать своё имя упомянутым среди великих авторов, так как те имеют неприятное обыкновение отдавать концы. Чосер мёртв, Спенсер мёртв, и Милтон, и Шекспир — а я сам не в полном здравии».

А Вы хотели бы, чтобы Ваше имя в будущем упоминалось среди великих авторов, пусть после Вашего перехода в Мир иной? (С улыбкой.)

(А.Ум.):
- Ну что вы! Нет, конечно! И дело не в том, что это, по Вашему вопросу, должно случиться только после «перехода...», а хотелось бы еще при жизни (смеется). Нет, просто я очень трезво оцениваю свое творчество и свои способности. А Марка Твена вы явно не зря вспоминаете. Я его тоже люблю.

(М.П.):
- Над каким произведением Вы работаете сейчас?

(А.Ум):
- Начатых и ждущих продолжения работы над ними несколько. Один из рассказов будет о самоидентификации – поиске себя, когда человек немного заблудился в понятиях о жизни и своем месте в ней. Такое случается, когда по разным причинам смещаются акценты: ради чего всё? и стоит ли?..

(М.П.):
- «Соня вышла из метро на улицу. Здесь буйствовала весна. Припозднившаяся, и оттого еще более яркая, красивая, солнечная. Она заполонила собой всё пространство. Бело-розовым цветением яблонь, желтизной одуванчиков в траве, щебетом птиц и бездонной голубизной высокого неба.

«Да, так будет! — повторила про себя Соня. — Раз счастье мне к лицу, буду носить его всегда!» (Носите его всегда, А.Ум.)

«Чтобы быть счастливым, надо жить в своем собственном раю! Неужели вы думали, что один и тот же рай может удовлетворить всех людей без исключения», как сказал в свое время Марк Твен.

Дорогая Альфия, благодарю Вас за интересную беседу. Ваше пожелание авторам сайта Парнас и администрации.

(А.Ум.):
- Новых вам творческих и человеческих находок, чутких и умных читателей, мира, благополучия и счастья. Администрации хочется пожелать так, как желают на Востоке: «Хорманг!» – «Не знайте усталости!» Терпения вам, сил, бодрости для новых начинаний, интересных проектов, радости бытия и трепетности чувств. Спасибо всем!

Спасибо всем читателям за внимание! Надеюсь, что вам было интересно с нами!
Администрации сайта спасибо за помощь и техническую поддержку.

Всех вам благ, дорогие друзья, и мирного неба над головой!

С любовью, ваша Марина Попова.

 

Источник: http://parnasse.ru/intervyu/alfiya.html

Категория: Экология культуры
Опубликовано 12.06.2013 16:29
Просмотров: 1180