Loading...

"Развеет ветер над Даманским серый дым", - 50 лет советско-китайскому конфликту

15 марта 1969 года начались решающие бои между советской и китайской армиями за остров Даманский. Начавшись как незначительная пограничная стычка между двумя коммунистическими странами, этот конфликт существенным образом сказался на устройстве мира в следующие 50 лет. В поисках защиты от СССР КНР стала сближаться с США и пережила своего соперника уже почти на 30 лет. Теперь конфликт на Даманском приносит Москве и Пекину лишь головную боль: его одновременно нельзя праздновать и нельзя не праздновать.

901
В конце 1950-х годов отношения между СССР и КНР стремительно ухудшались из-за несогласия лидера Китая Мао Цзэдуна с курсом первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева на десталинизацию. В краткой индо-китайской войне 1959 года Москва выступила скорее на стороне Дели, что укрепило «великого кормчего» в мысли о том, что с «советскими ревизионистами» ему не по пути. В 1960-м СССР отозвал из Китая всех технических специалистов, после чего раскол между двумя социалистическими гигантами стал уже необратим. Пекин все чаще обсуждал на встречах с представителями иностранных государств «несправедливо оккупированные Россией территории», куда включал Курильские острова, Бессарабию, Приморье, Хабаровск, озеро Байкал и многое другое.
Вряд ли глава КНР собирался захватывать территории СССР силой, он просто сколачивал антисоветскую коалицию и пытался построить ее на общности интересов Китая со многими другими государствами, потерявшими часть территории в пользу Москвы по итогам различных войн. На встрече с французскими социалистами в сентябре 1964 года он подтвердил это, заявив, что не собирается требовать «обратно» Дальний Восток, но хочет, переподписать с СССР договор о границе на благоприятных условиях.
Мао Цзэдуна не устраивала фактическая граница между государствами, сложившаяся по итогам Второй мировой войны.


Согласно договору между Российской Империей и Империей Цин от 1860 года она проходила по реке Уссури, при этом расположенные на ней острова, включая Даманский и Киркинский, были как бы ничейными. В 1941 году в условиях войны был сформирован Дальневосточный фронт, взявший острова на Уссури под свой контроль и сохранивший его и после разгрома владевшей северо-востоком Китая Японией. Провозглашенная в 1949 году Китайская Народная Республика своим существованием была во многом обязана «старшему брату с севера», поэтому территориальный вопрос не поднимался до начала советско-китайского раскола.
Чувствуя, что крошечная по сути проблема может привести к конфликту, Москва в феврале 1964 года направила в Пекин комиссию по урегулированию границы по главе с командующим погранвойск СССР генерал-полковником Павлом Зыряновым. Как пишет в своей книге «Россия и Китай в ХХ веке, граница» находившийся в то время в КНР ученый и дипломат Юрий Галенович, глава китайской делегации Цзэн Юнцюань заявил, что Пекин считает все договоры между Российской империей и Китаем неравноправными.
Переговоры шли около полугода и закончились ничем: китайская сторона требовала СССР признать фактически действующую границу не имеющей юридической силы и заявляла реальные претензии на 35 тыс. кв. км контролируемой СССР территории.
После этого попыток решить дело миром до конфликта уже не было, и на всем протяжении границы начались стычки. Постепенно наиболее «горячим» участком стал район островов Даманский и Киркинский, где постоянно происходили столкновения разной интенсивности, до конца 1960-х годов обходившиеся без человеческих жертв. Выглядели они примерно одинаково: китайские крестьяне, солдаты и хунвейбины перебирались на патрулируемый советскими пограничниками территории и пытались заниматься там хозяйственной деятельностью или призывали советских солдат «покинуть китайскую землю», размахивая цитатниками Мао. Их приходилось физически выдавливать с острова обратно на китайский берег при помощи палок, рогатин и прикладов винтовок.
Мао Цзэдун, как свидетельствую записи его бесед, серьезно опасался советского вторжения, и это чувство усилилось после подавления войсками Варшавского договора «пражской весны» в 1968 году. Именно после них руководство КНР приняло решение в ответ на «многочисленные провокации на границе преподать СССР горький урок», пишет китайский историк, профессор Пекинского и Восточно-Китайского педагогического университетов Ян Куйсун. Проведенный им анализ документов говорит о том, что подготовка к первой атаке 2 марта началась «за два-три месяца» силами Шеньянского военного округа, возглавляемого тогда генералом Чэнь Силяном.
По словам Чэнь Силяна, которые приводит Ян Куйсун, для выполнения задания были отобраны три «специально подготовленные и вооруженные» роты численностью 200 человек каждая, что и обеспечило китайцам успех на начальном этапе первого боя на Даманском 2 марта: пограничников было всего 32 человека. Отправившись привычно вытеснять очередную группу китайских нарушителей, они попали в засаду. В результате погибли 32 советских солдата (позже подтянулись подкрепления), 15 были ранены. Число погибших китайцев неизвестно, но, по данным рабочей тетради подполковника Тихоокеанского пограничного острова П. А. Нестерова, с их стороны было около 100 жертв.

902903904

Основные потери НОАК пришлись на контратаку старшего лейтенанта Виталия Бубенина.
Второй, намного более масштабный бой состоялся 15 марта. В нем сошлись с советской стороны 218 пограничников из двух погранотрядов, около 200 человек (две роты) 135 мотострелковой дивизии при поддержке 11 бронетранспортеров, пять танков и артиллерия и с китайской стороны — несколько тысяч (точное число неизвестно) солдат при поддержке артиллерии. В силу численного превосходства китайцы под конец дня начали одерживать верх, после чего советские отряды было решено с Даманского отвести. Когда эвакуация была завершена, примерно в 17:00 генерал-лейтенант Олег Лосик в нарушение приказа Москвы велел открыть по войскам НОАК огонь из секретных на тот момент реактивных минометов БМ-21 «Град».
В результате большая часть китайских войск и техники была уничтожена, советские войска заняли разбомбленный остров, забрали убитых товарищей и отошли на свой берег. Потери сторон, по данным советских источников, составили 25 солдат СССР убитыми и 42 человека ранеными, китайцев — «около 600 человек убитыми». По китайским данным, НОАК потеряла 72 человека убитыми и 68 ранеными. В руки китайской армии попал новейший советский танк Т-62, до сих пор экспонирующийся в Пекине. 58-я жертва конфликта с советской стороны, рядовой Анатолий Власов, погиб при попытке его эвакуировать.

905
Ужаснувшись перспективой перерастания небольшой стычки в большую войну, обе стороны отдали военным приказ прекратить боестолкновения. В Москве, где конфликт на Даманском рассматривали как свидетельство агрессивных устремлений Пекина, всерьез стали изучать возможность нанесения по КНР превентивного военного удара. Это намерение укрепилось после боя у озера Жаланашколь в Казахстане 13 августа 1969 года, когда советским пограничникам пришлось вытеснять с территории Казахской ССР окопавшихся там китайских солдат. 18 августа представители СССР начали по дипломатическим каналам выяснять у восточноевропейских союзников и американцев (.pdf), какова будет их реакция, если советская армия нанесет удар по китайским ядерным объектам. Информация об этих запросах дошла до Пекина и серьезно испугала руководство КНР.
11 сентября в аэропорту Пекина состоялась встреча между советским премьером Алексеем Косыгиным и его китайским коллегой Чжоу Эньлаем. На ней была достигнута договоренность о неприменении в дальнейшем силы в пограничных спорах, разрядке напряженности и возобновлении железнодорожного и авиасообщения сообщения между странами. «Мы упоминали неравноправные договоры не для того, чтобы их пересмотреть, — заявил тогда Чжоу Эньлай.— Наоборот, мы хотим урегулировать пограничный спор на основе этих договоров». Хотя спор удастся урегулировать только в 1990 году, именно встреча двух премьеров отодвинула угрозу войны между странами.
Конфликт на Даманском подвел Россию и Китай максимально близко к состоянию войны, и память об этом событии во многом сформировала нынешний формат взаимодействия двух стран. «Стратегическое партнерство и сотрудничество» Москвы и Пекина сильно отличается от союзнических связей, существующих, к примеру, между США и странами Западной Европы. Глава Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин характеризует его как «Антанту» — «гармоничное объединение двух крупных держав, основанное на общности некоторых ключевых интересов, общей неприязни к Соединенным Штатам, определенной координации действий во внешней политике и политике безопасности и определенной взаимной симпатии лидеров».
По сути, это означает, что Москвы и Пекин будут координировать свои действия, но ничем друг другу не обязаны. Китай не поддержал ни независимость Абхазии и Южной Осетии, ни присоединение Крыма к России в 2014 году, Россия не высказалась в поддержку китайских притязаний в Южно-Китайском море.
Китай, по словам источников в Москве, достаточно жестко ведет переговоры с россиянами по экономическим вопросам, требуя максимального открытия российского рынка, но сам при этом открывать рынки для российской сельхозпродукции не спешит.
Военное и техническое сотрудничество двух стран интенсивно развивается: стороны вместе создают тяжелый вертолет и широкофюзеляжный самолет, а оборудование компании Huawei, которую в западных странах запрещают из-за подозрения в шпионаже, считается в России «вторым наиболее доверенным» после собственно российского. При этом российские банки и компании испытывают в Китае трудности с платежами из-за чрезмерно рьяного соблюдения китайскими контрагентами антироссийских санкций Запада, и Пекин не спешит что-то с этим делать.
В беседе собеседники в экспертных и политических кругах КНР неоднократно заявляли, что для Пекина основной плюс нынешних отношений с Россией — «возможность не держать войска на одной из самых длинных в мире сухопутных границ» протяженностью 4209 км. Этот нижний предел ожиданий был сформирован как раз по итогам советско-китайского противостояния 1960−80-х годов, наиболее опасной точкой которого и стал конфликт на Даманском.
При этом, как многократно заявляли различные представители КНР, Пекин не поддерживает идею заключить с Москвой военный или любой другой союз. Как пишет научный сотрудник Института России, Восточной Европы и Центральной Азии Академии общественных наук Китая Чжэн Юй, один из главных аргументов против заключается в том, что в любом союзе «по факту существует лидирующее государство». «Китайско-советский военный союз в 1950-х годах прошлого века был именно таким, ничем не отличается и НАТО», — замечает он. Согласно устоявшейся в Китае версии, конфликт СССР и Китая в 1960-е годы был вызван как раз тем, что Китай не желал быть марионеткой СССР наподобие восточноевропейских режимов. Начатый китайцами конфликт на Даманском (в том, что стрелять первым начал Китай, сходятся российские и американские (.pdf) источники, хотя китайцы с этим не согласны) как раз и имел целью показать, что Пекин готов защищать суверенитет до последнего.
После боев на острове Даманском Китай сделал принцип неучастия в альянсах одним из краеугольных камней своей политики. Дэн Сяопин впервые заявил об этом в 1983 году, а затем генсек ЦК КПК Цзян Цзэминь сделал этот принцип частью официальной доктрины в выступлении на XII съезде партии в 1992-м. В сознании китайцев формальный союз с СССР был связан с конфликтом с Москвой и столкновением на Даманском, а неформальное, ни к чему не обязывающее, основанное на общих интересах сотрудничество с США против СССР в 1970—1980-е годы — с нормализацией внешней политики, экономическим ростом и победой (в том числе территориальной) над главным геополитическим противником Пекина на севере. Это предопределило максимальный уровень сближения РФ и Китая, остающийся таковым и поныне.
Сейчас две страны пытаются одновременно отметить дату, важную для ветеранов и региональной идентичности, и не допустить, чтобы ее широкое празднование отравило общеполитическую повестку.
Истинное значение годовщины при этом никто не обсуждает: 50 лет назад СССР и КНР сошлись у черты ядерной войны, вместе оценили ее перспективы и пришли к выводу, что она не нужна ни одной стороне. Конфликт на Даманском, таким образом, можно сравнить с Карибским кризисом в американо-российских отношениях: он заставил стороны здраво оценить, готовы ли они рискнуть миллионами жизней русских и китайцев ради самоутверждения. И хотя «разрядка» между Москвой и Пекином наступила лишь через 20 лет после битвы на заледеневшем острове, ее фундамент сделал сотрудничество между двумя странами более прагматичным, а значит — более долговременным.

--
Геннадий Орешкин

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить