Loading...

Новый директор Кроноцкого заповедника: «Назначение для меня было неожиданным»

530658a1607f625e12dec91ea6d79076-Для вас было неожиданностью это назначение? Как вы его восприняли?

-Да, очень неожиданным. Честно признаться, у меня в планах была работа в регионе, далеком от Камчатки. В Минприроды уже лежали документы на мое назначение директором заповедника на Кавказе. Но меня вызвали в министерство и убедили, что я нужнее на другом конце нашей родины.

Мне это решение далось очень непросто. В корне менялись планы на жизнь, но отказаться я не мог, для меня это долг и дело чести – продолжить дело после смерти брата Тихона. Он за девять отпущенных ему судьбой лет сумел кардинально изменить ситуацию в Кроноцком. Заповедник стал флагманом российской заповедной системы, другие во многом равняются на него, недаром несколько лет назад коллеги-директора выбрали Тихона председателем Ассоциации директоров заповедников и национальных парков России.

Ну и, конечно, я искренне люблю природу Камчатки, она мне близка и хорошо знакома, я работал в Кроноцком заповеднике несколько лет, это была моя школа жизни, много всего было за это время. -Скептики на Камчатке говорят, что Кроноцкий заповедник, похоже, становится пожизненной вотчиной семьи Шпиленков.

Рассматривались ли другие кандидаты на должность директора?

-С момента, как я узнал о грядущем назначении, я понимал, какой скепсис оно вызовет среди камчатцев. И если не знать деталей, то так оно и выглядит – Шпиленок сменил Шпиленка, передал, так сказать, «по наследству». Но на самом деле это, конечно, не «наследование».

Нет оснований говорить, что я недостаточно квалифицирован или по каким-то другим параметрам не подхожу на эту должность. У меня природоохранное образование, шестилетний разносторонний опыт работы в сфере охраны природы и экологии, в том числе на руководящих должностях.

Я знаком с особенностями региона, хорошо знаю территорию, что важно для директора. Знаком со спецификой заповедного менеджмента, знаю команду Кроноцкого и других особо охраняемых природных территорий Камчатки. И - да, люди, принимавшие это решение, лично знакомы с моей семьей и доверяют нашей заповедной династии.

Я не считаю, что это плохо, ведь мы делами трех поколений доказали преданность охране дикой природы нашей страны и заповедной системе. Лично для меня эта должность - большая моральная ответственность. И не только перед Камчаткой и страной в целом, но и перед братом: я себе не прощу, если в природоохранном плане заповедник сдаст позиции. Что касается других кандидатов – я знаю, что они были, рассматривалось достаточно много вариантов, но в эти списки я не посвящен. Как я уже сказал, для меня это назначение было неожиданностью.

-Как вы оцениваете свои силы, хватит ли вам опыта для руководства таким крупным заповедником, в ведении которого находятся и другие охраняемые территории?

-Действительно, в ведении ФГБУ «Кроноцкий государственный заповедник» находятся сразу три территории – Кроноцкий и Корякский заповедники и Южно-Камчатский федеральный заказник. И у каждого своя специфика. Корякский удаленный и труднодоступный, в ведение учреждения он передан практически с нулевой инфраструктурой, с большими дырами в штатном расписании. Кроноцкий – эпицентр внимания, туризма и яркая визитная карточка Камчатки. Южно-Камчатский заказник соседствует с населенными пунктами и вотчинами рыбопромышленников.

Эти территории я достаточно хорошо знаю, прошел по ним тысячи километров, провел сотни ночей в палатке, а бывало и под открытом небом. Я тогда работал в составе оперативной антибраконьерской группы и инспектором на кордонах, участвовал в зимних маршрутных учетах животных, работал с тургруппами. У меня нет страха, что я не справлюсь. Мне ясно, что успех зависит не столько от руководителя, сколько от команды в целом. В Кроноцком хороший коллектив, среди сотрудников есть знатоки своего дела, ответственные, увлеченные люди, настоящие профессионалы. У меня также есть поддержка со стороны директорского корпуса заповедной системы, в сложных ситуациях директора заповедников и нацпарков помогают друг другу, консультативно и на практике. Надеюсь, я сумею выстроить должные отношения с региональной общественностью и камчатской властью.

-Что вы намерены изменить во вверенной вам организации, что оставить и преумножить?

-Кардинально менять курс развития организации я не намерен. Безусловным приоритетом всегда будет оставаться сохранность природных комплексов, это миссия и суть заповедного дела. Мы продолжим вести антибраконьерскую работу, научные исследования, развивать экологически ответственный познавательный туризм, совершенствовать инфраструктуру с акцентом на качество, а не количество. В планах также более активная интеграция в программы развития ДВФО: в стратегии развития Дальнего Востока дикой природе отведено особое место и на данном этапе мы должны сделать все возможное, чтобы заповедники органично вписались в темпы социально-экономического развития региона и при этом выполняли свою главную функцию – сохранение природного наследия.

- Каких первых шагов в новой должности от вас ждать коллективу и общественности?

-Особенность коллектива Кроноцкого в том, что он не ждет, а работает. Кадровые изменения, скорее всего, будут, но не на начальном этапе моего руководства. Для некоторых сотрудников фигура руководителя имеет большое значение – на кого равняться, за кем идти, а кто-то просто любит свое дело, профессию.

Однажды, когда я работал в Кроноцком госинспектором, ко мне подошел один из сотрудников и, приняв меня за Тихона Игоревича, о чем-то спросил. Я решил подыграть – пожурил его за что-то и дал какое-то задание. Потом мы все посмеялись, конечно. Это я к разговору о роли руководителя для коллектива, кто-то его и в лицо плохо знает (смеется).

В моих планах - усилить природоохранный акцент в работе учреждения, содействовать повышению уровня экологической культуры в регионе, активнее взаимодействовать с обществом. Я считаю, что туризм – не единственная форма коммуникации заповедника с общественностью.

У нас уже есть общественная программа, лекции для всех желающих о камчатской природе, которые читают сотрудники заповедника, есть волонтерская программа, фестиваль «Море жизни» и другие социально ориентированные проекты. Все это мы будем развивать дальше - участвовать в культурной жизни Камчатки, вести открытый диалог с властью, бизнесом и прессой..

Как ранее сообщало РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ», 32-летний Петр Шпиленок, младший брат Тихона Шпиленка, сын известного фотографа-натуралиста, директора заповедника «Брянский лес» Игоря Шпиленка, в конце этой недели назначен новым директором Кроноцкого государственного природного биосферного заповедника.

Прежний руководитель крупнейшего заповедника Камчатки Тихон Шпиленок скончался в декабре 2016 года на 37 году жизни после тяжелой болезни. Шпиленок Пётр Игоревич родился в 1984 году в семье директора заповедника «Брянский лес» Игоря Шпиленка.

Окончил юридический факультет Санкт-Петербургского государственного университета (специализация – «охрана окружающей среды»). Работал госинспектором по охране территории в Кроноцком заповеднике, заместителем директора заповедника «Брянский лес», директором по развитию ООО «Сорокопут» (внедрение современных технологий в области возобновляемых источников энергии, систем мониторинга и связи, в том числе на ООПТ).

Кроноцкий государственный природный биосферный заповедник – это один из старейших и крупнейших заповедников России. В 1996 году он был включен в список объектов Всемирного природного наследия ЮНЕСКО. Площадь заповедника - более 1 миллиона гектаров. На территории заповедника множество уникальных природных объектов, в том числе, знаменитая Долина гейзеров. Под управлением дирекции заповедника находятся также Южно-Камчатский федеральный заказник имени Тихона Шпиленка и Корякский заповедник.

Вопросы задавала Гузель ЛАТЫПОВА,

РАИ «КАМЧАТКА-ИНФОРМ» 19 марта 2017 г.

Подробно: https://kamchatinfo.com/news/ecology/detail/19040/

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить