Loading...

Интервью Александра Ремизова

Интервью Александра Ремизова

Александр Ремизов – председатель правления НП «Cовет по «зеленому» строительству», председатель Совета по экоустойчивой архитектуре Союза архитекторов России, а также председатель жюри конкурса «Проектирование мультикомфортного дома-2017».

2012-09-07 2352Как Вы оцениваете экологическую ситуацию в Москве? Если улучшилась в последние годы, то за счет чего? Если ухудшилась, то почему? Какую роль в данном случаеиграет строительство, в том числе, «зеленое»?

Ответ:

На экологическую ситуацию, с нашей точки зрения, в Москве большое влияние оказывает транспорт. С каждым годом автомобилей становится все больше, поэтому есть мнение, что

экологическая ситуация не улучшается из-за транспортных проблем. Экоустойчивая архитектура и экоустойчивая урбанистика могут помочь решить эту проблему.

Решение проблемы лежит не в том, чтобы создавать как можно больше удобств автомобилистам, и, наоборот, неудобств. Нужно решать этот вопрос в другой плоскости: необходимо создавать среду, где личный транспорт не будет востребован. Это значит, что все социальные и бытовые нужды (магазины, поликлиники, школы и работа) в идеале должны находиться в шаговой доступности. Тогда отпадет надобность в том, чтобы ехать на работу, в магазин, в школу на автомобиле.

Тут, конечно, вырастает роль «зеленого» транспорта: проблема не решится, если не будет налажена экологичная дорожная сеть. Это трамвай, в первую очередь, это велосипедные дорожки, это удобные пешеходные маршруты. Это первое. Второе: «зеленое» строительство может способствовать нейтрализации огромного количества строительного транспорта в Москве за счет улучшения качества того, что строится. Это касается и дорог, и коммуникаций, и самих зданий.

Мы видим, что очень много машин по Москве перевозят строительные материалы – бетон, асфальт, щебень и другие материалы. Москва находится в состоянии непрерывного ремонта: это говорит о некачественном строительстве, что исключает экоустойчивый подход. Экоустойчивая архитектура – значит качественная, не нужно каждый год финансировать: построили и забыли. И долгие годы не нужно ничего ремонтировать.

Это что касается транспортного вопроса. И, конечно же, «зеленое» строительство, экоустойчивая архитектура способствуют тому, чтобы уменьшать потребление энергии, а энергия, как мы знаем, у нас в основном вырабатывается из ископаемых источников. Сжигается топливо и газ, вырабатывается углекислый газ, температура на земле поднимается. В Москве температура уже на 7 градусов выше, чем в 300 километрах от города именно за счет техногенной нагрузки на окружающую среду. Ее снижение тоже возможно, благодаря «зеленому» строительству.

У нас треть всей энергии теряется просто при ее транспортировке. Стоит большая ТЭС, есть трубопроводы, а треть тепла расходуется только при транспортировке. «Зеленая» экоустойчивая архитектура предполагает большую автономизацию зданий. То есть не нужно строить огромные станции по производству электроэнергии и тепла, можно делать это локально. Только этот подход снизит потери на 30 процентов, не говоря уже о том, что и другие технологии снижают уровень потребления энергии.

 

 MG 7904

 

  1. Вы говорите об «экоустойчивой архитектуре» и «зеленом» строительстве. Что означают эти понятия и являются ли они синонимами?

Ответ:

Слово «зеленое» пришло к нам из экологии. Первыми о «зеленом» строительстве заговорили экологи и инженеры. Это было в 70-х годах прошлого века, то есть уже прошло практически полвека с тех пор. Существовала идея, что с помощью технологий можно исправить то негативное влияние, которое оказывает строительство на окружающую среду. Это «зеленый» подход: здесь и альтернативные источники энергии, и повышение энергоэффективности, и теплоизоляция – концепция пассивного дома, который практически не потребляет энергию, отказ от углеродных источников энергии. Это именно «зеленый» подход, то, что мы называем «зеленое» строительство.

По поводу экоустойчивой архитектуры. Само понятие «экоустойчивая» состоит из двух корней: «эко» и «устойчивая». Тут важно понимать, что такое «эко». Это не только экология, это также корень слова «экономика». «Экономика» и «экология» – однокоренные слова и в нашем понятии они объединены. Они оба происходят от одного греческого слова «οἶκος», которое обозначает «наш дом». Так что «экология» и «экономика» – это однокоренные слова. В нашем случае – это экономика плюс экология. «Устойчивая» – это такая калька со слова «sustainable», но на самом деле, в русском языке нет понятия, равноценного «sustainable». «Sustainable» – это, в первую очередь, самоподдерживаемое развитие, долговременное. Развитие, которое само себя воспроизводит. Вот что такое «устойчивая» в нашем понимании. И так как это разъяснение не имеет односложного понятия, приходится применять такое вот новообразование «экоустойчивая». То есть «экоустойчивая архитектура» касается экологии, экономики, плюс она долговременная и самовоспроизводящаяся.

Мы говорим «зеленое» строительство, потому что это больше относится к технологии строительства. И «экоустойчивая» архитектура, потому что здесь закладываются методы и принципы качества архитектуры, ее долговременного существования и самовоспроизводства. В мире есть несколько систем оценки: есть «зеленая», а есть система «экоустойчивая». Так вот первые концепции – английская BREEAM и американская LEED, которые как раз нацелены на улучшение за счет технических показателей. Есть международная система – DGNB – немецкая, которая ставит во главу угла качество и здоровый микроклимат внутри зданий и проверяет это все в жизненном цикле, потому что качество мы можем проверить только во времени.

Вот мы построили дом и через год начинаем его ремонтировать. Он энергоэффективный? Да. Но экоустойчив ли он? Нет, потому что он некачественно сделан. Вот в чем разница. А, кроме того, экоустойчивая архитектура включает в себя социально-культурную область. Здание может быть и качественным, и энергоэффективным, но некрасивым. Люди не захотят там жить, и тогда оно уже не экоустойчивое. Люди выбирают не только технические характеристики для жилья, но еще и эстетические. А эстетика – это уже понятие социокультурное.

 

  1. Как строительная отрасль может повлиять на улучшение экологической установки в Москве, в России в целом? Есть какие- то технологии, которые Вы хотели бы выделить, которые сейчас на рынке являются значимыми для «зеленого» строительства?

Ответ:

Во-первых, это отказ от централизованного энергоснабжения, где теряется много ресурсов. Во-вторых, это переход на энергосберегающие технологии, применение экологичных материалов. Весь этот перечень хорошо известен, но проблема в том, что эти технологии не имеют широкого применения, потому что, с точки зрения бизнеса, неинтересно вкладывать дополнительные средства в строительную отрасль, ведь требуется быстрый возврат инвестиций.

Государство своей законодательной политикой пока не способствует развитию этого направления, потому что власти не стимулируют его развитие. Стимулирующим механизмом может стать оценка стоимости здания не за квадратный метр (то, что сейчас происходит), а оценка всего жизненного цикла. Такого подхода сегодня нет, поэтому то, что более дешевое и быстрее делается, имеет приоритет. А мы знаем, что «быстро» и «дешево» – это некачественно. И постоянный ремонт в Москве именно потому и происходит: дешево и быстро.

При оценке стоимости здания на жизненном цикле получается обратная картина: то, что дорого и качественно – на жизненном цикле оборачивается тем, что это становится в разы дешевле, чем то, что сегодня оценивается на момент постройки дешево и быстро. Государственный подход состоит как раз в том, чтобы оценивать жизненный цикл. И если с этой точки зрения посмотреть на современное строительство, то оно очень дорогое. Потому что построили, а потом начинаем столько энергии тратить на эти здания, столько денег тратить на ее эксплуатацию, на его ремонт, что на жизненном цикле оно становится дорогим. Поэтому задача состоит в том, чтобы отказаться от этого затратного механизма, который сейчас сложился в строительной отрасли, и перейти на экоустойчивый подход, на оценку жизненного цикла.

 

 

  1. Каковы перспективы развития «зеленого» строительства в Москве? Можно ли утверждать, что домов, построенных или реконструированных по «зеленым» технологиям, стало больше?

Ответ:

Больших перспектив я пока не вижу именно по той причине, которую я озвучил: бизнес не заинтересован, а государство не стимулирует. Есть отдельные инициативы, которые исходят от девелоперов, но это, что называется, капля в море и погоды не делает. Понимаете, у нас тенденция одна – повышение энергоэффективности. Да, сдвиги есть, но энергоэффективность, как я уже сказал, без качества – это что? Энергоэффективность без среды, без решения транспортных проблем – это что? Здесь проблема в том, что нужно менять точку зрения на эту проблему. Мыслить по-другому. То, что делается, делается недостаточно и точечно. До сих пор нет стратегии экоустойчивого развития, хотя на бумаге она есть.

 

  1. Вы, как председатель правления НП «Совет по «зеленому» строительству» и председатель Совета по экоустойчивой архитектуре САР поддерживаете студенческий конкурс «Проектирование мультикомфортного дома». Почему? В чем Вы видите его значимость для развития отрасли или обучения будущих профессионалов?

Ответ:

Я считаю, что этот конкурс очень важен: во-первых, потому что «Сен-Гобен» – это мировая компания, которая придерживается принципов «зеленого» строительства и экоустойчивой архитектуры. Именно эти принципы заложены в концепции мультикомфортного дома. Конечно, она сделана только домов и не говорит о городском пространстве, но, тем не менее, такие здания вносят вклад в снижение негативного влияния на окружающую среду.

Подобные дома уже строятся, этот конкурс проводится достаточно давно и в нашей стране он получил широкий охват: в нем участвуют студенты со всей страны. Их участие как раз и является неким образовательным процессом, потому что в наших вузах редко где мы найдем подготовку специалистов по этой тематике. Хотя, конечно, во многих институтах изучается экологический подход, но студенты не имеют практического выхода своим знаниям. Вот этот конкурс как раз дает им возможность на практике (именно на практике, потому что каждый конкурс устраивается на конкретной площадке, с конкретными условиями и ситуацией, которая там уже сложилась) применить свои знания. То есть это не некая концепция, висящая в воздухе. Каждый раз задание привязано к конкретному месту. В этом году, например, конкурсная площадка выбрана в Мадриде. Если говорить о ней, то выбрана она очень удачно: в ней предложена реновация двух четырехэтажных зданий (это похоже на наши пятиэтажки) и нашим студентам должны быть понятны побудительные мотивы, те причины, те цели, которые нужно преследовать, реновируя эти дома.

Главное, что студенты получают практический опыт для реализации своих знаний и опыт участия в международном конкурсе. Практика архитектурного проектирования в нашей стране искажена, то есть она не соответствует мировым стандартам, где, скажем, проводится архитектурный конкурс, а потом выбираются подрядчики на строительство. У нас проводится тендер и тот, кто победит в нем, предложив наименьшую стоимость, тот и подыскивает архитектурное бюро, которое будет этим заниматься. Ситуация, перевернута с ног на голову, и студенты в данном случае имеют возможность поучаствовать в «нормальной» ситуации, в нормальном конкурсе, как это и должно быть, что тоже очень важно.

 

  1. Какие профессиональные цели Вы ставите перед собой на краткосрочную и долгосрочную перспективы?

Ответ: Я оптимист в этом вопросе. Думаю, что эта тенденция, которая обусловлена другим взглядом на мир, другим отношением к природе и к самому человеку, рано или поздно возобладает в нашей стране. Не только по причине своей технической рациональности, но и из-за общей гуманной направленности. И такие здания, микрорайоны будут востребованы. Я буду прикладывать максимальные усилия свои и своего архитектурного бюро к реализации таких проектов. Сейчас мы как раз проектируем экоустойчивое здание, и надеемся распространить эту практику по всей России. Думаю, что это будет востребовано.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить