Loading...

"ЭкоГрад": ЭКОБАТТЛ: ⚡️

Похоже, 25 млн тонн «умеренно опасных отходов», которые ежегодно образуют российская промышленность и домохозяйства, оказались незаслуженно забыты в горячке мусорной реформы.

Как известно, отходы в нашем законодательстве различаются по классам опасности — в зависимости от степени воздействия на окружающую среду и здоровье человека.

Твердые коммунальные отходы относятся к IV и V классам — «малоопасные» и «практически неопасные». Ими занялись региональные операторы, которым окажет инфраструктурную и финансовую поддержку ППК «Российский экологический оператор».

I и II классы — «чрезвычайно опасные» и «высоко опасные», по замыслу экс-министра Сергея Донского, отходят «Росатому». Нацпроект «Экология» возлагает на госкорпорацию и её директора Алексея Лихачева ответственность (включая, уголовную) за операции с ними на территории РФ.

Будет ли реализована эта сомнительная идея — вопрос к Правительству. Но виза Владимира Путина «согласен» на данной инициативе по-прежнему значится.

А вот III класс — «умеренно опасные отходы», судя по всему, потерян.

Где-то между параграфами законопроектов притаились безнадзорные 420 тыс. вагонов опасных остатков производства: от цеметной пыли и шламов отчистки нефтеналивных емкостей — до отходов синтетических масел и рентгеновской пленки.

Здесь же — аккумуляторы, нефтезагрязненые жидкости, грунты, фильтры очистного оборудования, отходы лакокрасочного производства, металлическая стружка, ацетоны, картриджи принтеров. А также прочая гадость, которая нуждается в глубокой переработке, утилизации и в минимальном объеме может идти на захоронение после целой череды операций.

Таким образом, 25 млн тонн отходов выпущены из под государственного контроля.

Судя по официальным данным статистики 2-ТП «Отходы», эти 420 тыс. вагонов буквально растворяются в воздухе.

Кстати, если открыть Госдоклад о состоянии окружающей среды в России, ежегодно не менее чем 15 млн тонн отходов просто теряются. Не захораниваются, не передаются третьим лицам, не используются в собственном производстве.

Официально они просто «улетучиваются» (хотя, к примеру, для свинцовых пластин это не типично). Улетучивается и плата за негативное воздействие на окружающую среду.

В России объектов по захоронению отходов именно III класса опасности крайне немного. Не каждый полигон может похвастаться лимитами, которые позволяют захоранивать «емкости пластиковые, загрязненные нефтепродуктами». И вряд ли кто-то собирается создавать перерабатывающие мощности для них.

Интересно, знают ли о «потерянных» 25 млн тонн отходов вице-премьер Алексей Гордеев, глава Минприроды Дмитрий Кобылкин и руководитель Росприроднадзора Светлана Радионова?

Не дошли руки до умеренно опасных отходов и у заместителя министра Владимира Логинова. Не спохватилась о «потерянных миллиардах» и Счетная палата. Хотя наши источники сообщают, что в ведомстве Алексея Кудрина планируют разобрать ситуацию c III классом опасности.

Поэтому дарим новую бизнес-идею тем, кто «остался без темы» после назначения директором РЭО Дениса Буцаева и федеральным оператором «Росатома». Начинайте создавать третьего федерального оператора — по работе с беспризорным III классом.

Гешефт там присутствует. Каждая тонна обходится бизнесу (если не брать в расчет куриный помет) в 2-3 тыс. рублей. Значит, бесхозными остаются как минимум 40 млрд рублей, которые вращаются на этом рынке. Есть к чему стремится.

Впрочем, Правительство ещё может одуматься, перестанет раскладывать отходы по разным корзинам-операторам — и примет решение об единой модели управления реформой.
--

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить