Участок. Первая кровь

Участок. Первая кровь - фото 1

Зинаида Пурис

До некоторых пор все мои сельскохозяйственные познания сводились к одному слову «пырей». Потому как именно этой травой безнадежно зарос мой огород, все три его сотки. Кроме пырея на нем росли два насмерть сцепленных друг с другом куста крыжовника и смородина. Еще росла малина. Полстакана невзрачных ягод вперемешку с зелеными клопами – это все, чем она могла поделиться в сезон сбора урожая. Зато остервенение, с каким она разрасталась в разные стороны, заслуживало всяческих похвал.
Не могу сказать, что меня остро волновал вид и смысл моего участка, но все же иногда я о нем вспоминала и даже строила планы закатать его в асфальт. В такие минуты я тяжело вздыхала, представляя, сколько это может стоить.
Этим планам не суждено было сбыться. В 2006 году я купила ноутбук и решила написать роман. До того никаких поползновений на писательство за мной не замечалось, так что единственной причиной, поводом и мотивом моего экстравагантного желания заняться литературным трудом остается благоприобретенный компьютер, что лишний раз подтверждает известный постулат о первичности материи.
Я писала роман, пырей рос, никому не мешая, а малина норовила вымахать там, где ее присутствие было, мягко говоря, нежелательно, например, на дорожке, ведущей к дому. И всякий раз, когда она цеплялась за мои чулки или рукав блузки, я с ностальгическим чувством вспоминала, увы, уже покойного соседа – добрый старичок ежегодно являлся на мой участок со своим секатором и укрощал буйное растение. Но старичок умер, судьба секатора покрылась мраком, а малина, как и следовало ожидать, распоясалась. Однажды я даже пожаловалась на нее друзьям. Ну, не то чтобы пожаловалась, скорее поделилась. Мол, вот такая тупиковая ситуация – соседа уже не вернуть и малина, наверное, об этом догадывается, потому что ведет себя непозволительно нагло для растения.
- А в чем проблема? – удивились друзья. – Купи себе секатор, да и почикай ее.
Услышав этот бесхитростный совет, я утратила дар речи. И пока сидела в ступоре, пытаясь понять, почему такая простецкая идея ни разу не пришла в мою голову, друзья продолжали меня поучать:
- Ту, которая высохла, всю почикай, а у той, которая зеленая, только лишние побеги.

Я решила не откладывать дело в долгий ящик. Прикинула, сколько может стоить секатор, пожалела, что не спросила о цене друзей и определила для себя предельную сумму, которую я готова за него отдать - пять тысяч рублей. Больше у меня не было.
Витрина с секаторами меня потрясла. И цены на них тоже. Я почувствовала себя миллионершей и после долгих метаний от одной модели к другой выбрала самый красивый из всех секаторов. С бирюзовыми ручками, кремовой отделкой и элегантным шнурком. Продавцы меня не отпускали, умоляли посмотреть что-нибудь еще и взяли с меня клятву, что я приду еще раз. Видимо, я их тоже потрясла.

Вечером я не стала испытывать секатор, оставила это дело на утро - меня ждал роман. Разбухший в объеме, он зажил своей жизнью и помимо моей воли в него постоянно вселялись новые персонажи. Всякий раз, когда главная героиня испытывала в чем-то нужду, из-под земли вырастали Кольки, Сережки, Анны Ивановны, Лукичи и Митричи, чтобы спасти ее от холода, голода и жажды. Они рассказывали ей новости, открывали тайны и отвечали на все ее вопросы. Но что с ними делать дальше, я не знала. Сегодня я поклялась во что бы то ни стало найти для них занятие. Но пока я терзала клавиатуру, на свет появились еще один одноклассник Витька и еще одна подруга детства Светка. В ужасе я выключила компьютер.
Множащиеся персонажи по бесцеремонности вторжения не уступали малине, а я была бессильна что-либо предпринять. Оставалось тешить себя надеждой, что это полагающийся писателям творческий кризис. И еще, что завтра, пока я буду обрезать малину, меня посетят новые идеи.

Предусмотрительностью я не отличаюсь, поэтому старые кожаные перчатки надела не из осторожности, а скорее для красоты. Перчатки были не столько старые, сколько единственные, но для такого случая не грех ими пожертвовать - до холодов далеко, еще успею купить новые.
Навык работы секатором у меня выработался практически мгновенно. Усохшие стебли срезались без усилий, и не успела я войти во вкус, как плантация малины заметно позеленела, а рядом выросла внушительная куча хвороста.
Сухие закончились, подошла очередь лишних. Как они выглядят, я не знала, поэтому оставляла приглянувшиеся побеги, а те, что мне не нравились, определяла в лишние. Скоро рядом с кучей хвороста уже лежала такая же по величине куча зеленых веток.
Окинув критическим взглядом заметно поредевшую малину, я поняла, что некоторые «нелишние» мне уже разонравились, и зеленая куча увеличилась в два раза.
Теперь на месте буйных зарослей малины торчали одинокие бастылы и, как мне показалось, своим видом собирались наводить на меня тоску. Недолго думая, я покончила и с тоской тоже.
После такой радикальной обрезки образовалась поляна, сплошь состоящая из пеньков. Я укоротила пеньки. Остались только корни. Я принесла лопату и выкорчевала корни.

За все это время я ни разу не вспомнила о романе. Его герои томились в бездействии и забвении, но мне было не до них. Я поняла, что чувствует маньяк, ищущий свою жертву. Мой плотоядный взгляд упал на крыжовник. В наступающих сумерках его кусты напоминали огромные мотки колючей проволоки. Щелкая секатором, я направилась к крыжовенным зарослям и напоминала себе щелкающую челюстями акулу, предвкушающую удовольствие от скорого ужина.
Но в отличие от малины крыжовник не собирался сдаваться без боя. Мои лайковые перчатки были немедленно проткнуты острыми шипами в нескольких местах. Любая попытка подобраться к нему с секатором заканчивалась очередной царапиной. К тому же слетевшиеся со всей округи комары атаковали меня, словно я покушалась на их ближайшего родственника.
Я потерпела поражение – крыжовник остался практически невредимым, зато мои руки и ноги в жутких царапинах и зудящих комариных укусах, а кашемировая перчаточная подкладка вся в крови. Осталось только вспомнить свой роман и осознать себя пораженцем.
Но я не только вспомнила про роман. Каким-то образом мне стало известно, как выйти из тупика. Это было до гениальности просто – истребить с помощью клавиши Del полтора десятка бездельников, больше месяца сводивших меня с ума. И я это сделала! После чего, обмазавшись зеленкой, легла спать. Надо быть в форме - завтра трудный день. Завтра я буду брать реванш у крыжовника.

 

 

 

 

 

 

 

 

Материал подготовила

Алёна Подобед

Категория: Юмор
Опубликовано 13.07.2013 12:43
Просмотров: 1293