Эко-Империя: Самопожертвование

Эко-Империя: Самопожертвование  - фото 1Все прекрасные создания природы хрупки и недолговечны. Цветы вянут, люди стареют. Красивый цветок легко помять или сломать. Красивый человек не менее уязвим. К счастью, в людях заложен инстинкт самосохранения, но некоторые героически настроенные личности переступают через него ради спасения всего человечества. К примеру, художница Клер – главная героиня романа «Изувеченный».

Выращивая в саду розы и рисуя сказочные картины, юная художница не задумывается ни о чем мрачном, но внезапно становится жертвой маньяка. Серийный убийца беспощадно разделывается с целыми группами людей, но Клер он лишь запугивает. Иногда кажется, что убийца призрак, настолько он неуловим. Призраком он и оказывается. Он предстает то в прекрасном облике, то в ужасающем.

Клер – очень красивая девушка, внешне похожая на ангела. Сходство очень важно, потому что в книге обыграна связь с неземными созданиями. Как мы знаем самый прекрасный ангел небес поднял восстание и стал дьяволом, а святые великомученицы сознательно приносили в жертву свою жизнь и шли на пытки ради спасения душ человечества. Прототипом Клер являются именно христианские великомученицы, потому что она решает остановить призрака, пожертвовав собой. Ей удается сделать открытие: призрак, желающий уничтожить весь мир, почему-то боится ее боли. Стоит нанести себе порез, и призрак перестает убивать на какое-то время, но не на совсем. В попытках остановить волну убийств, Клер наносит себя раны одну за другой. Вдруг когда она целиком изувечит свою красоту, призрак не исчезнет, а напротив, обретет полную свободу? Самопожертвование это лотерея. Никогда не знаешь, вдруг пожертвовал собой зря, и жестокий призрак на самом деле является не злом, а справедливой карой людям?

Разгадка призрака и красивых ангелоподобных девушек, которых он веками преследовал, кроется в средневековой Венеции, полной живых масок, духов воды и хищных русалок, которые по ночам охотятся за гондольерами. Клер постепенно вспоминает, что ее воплощение в этой жизни не первое. Когда-то она была венецианкой и волшебницей, полюбившей красивого аристократа, который занимался колдовством. Сюжет закручен так, что сложно догадаться, что на самом деле является злом, а что добром. Современный текст чередуется с историческими отступлениями.

Несколько лет назад книгу постигла печальная участь. Издательство Эксмо загубило роман неудачным оформлением. На обложке изобразили личность, не имеющую никакого отношения к героям моего романа, в аннотации допустили грубейшую ошибку. О том, что роман входит в серию «Склеп семи ангелов» вообще умолчали, пометив его, как внесерийный. В общем первый блин вышел комом, поэтому второй блин я отправилась печь в другом месте. И выиграла! Передо мной раскрылись перспективы всемирной известности, выход на мировое Амазон и издание моих книг на иностранных языках. Поэтому я хочу поблагодарить издательство «Издательские решение» за их деликатный подход к авторам. Все мои пожелания в оформлении книги ими были учтены, поэтому у книги новая великолепная обложка. Переиздание книги «Изувеченный» вышло в 2021г. в цифровом и бумажном варианте. Напомню, что книга входит в цикл о проклятом аристократическом роде Розье. К циклу относятся книги «Кинотеатр дьявола», «Зловещий кумир», «Демон-наставник» и «Фильм о демоне» (последняя книга объединяет героев двух циклов поэтому носит пометку «Дочь зари»). Также на Амазон есть цифровая версия книги «Изувеченный», изданная издательством электронных книг.

Эко-Империя: Самопожертвование  - фото 2

Отрывок из книги:

Корделия встрепенулась во сне, как будто кто-то ее позвал. Она проснулась и села в постели. За окном клубился пар. Иногда смотря в окно, она ощущала, будто за окном пролетают некие существа и заглядывают в ее каморку. Обстановка здесь была очень скромной. Комнатка располагалась высоко над швейной мастерской. Рядом расположился ремесленник по изготовлению масок. Весьма умелый и добрый старик, мастер своего дела. Он работал днями и ночами, не покладая рук. И за заказами к нему приходили многие знатные вельможи. Корделия выпросила у него золоченую маску крылатой богини Ники. Сейчас драгоценный предмет висел на настенном крюке и озарял убогую комнатушку. Уши маски расходились в форме сложенных крыльев. Языческая красота, но было в ней и нечто от типично ангельской холодности.

Впервые Корделия поежилась от холода, охватившего ее при мысли об ангелах.

Сейчас было раннее утро, но какие-то настораживающие звуки уже раздавались с улицы. Руководствуясь каким-то непонятным инстинктом, Корделия накинула на плечи шаль и спустилась вниз. Кто-то будто ждал ее внизу, и она должна была идти. Возможно, ее привлек плеск весел и звук легкого удара, когда нос гондолы уткнулся в пристань. Кто-то причалил к самому порогу. Правда, из окна ей показалось, что гондола пуста. Но ведь, кто сидит в фельце, все равно не видно, пока не подойдешь и не откинешь рукой бархатистый полог внутренней кабинки.

Корделия не думала, что в такую рань гондолу могли прислать за ней из палаццо де Франко, разве только Донатьену она зачем-то срочно понадобилась. Девушка открыла дверь и вышла в утреннюю прохладу. Над каналом клубился туман. Он был непривычно густым и белесым, как парное молоко. Корделия вздрогнула, вспомнив о том, каким образом может появляться такой туман. Она уже подсмотрела однажды, кто способен призывать туманы. Только она поклялась себе, что не расскажет об этом никогда и никому. И она была уверена, что сдержит клятву. Лучше было даже не вспоминать о том, случайной свидетельницей чему она когда-то стала.

Гондола одиноко качалась у пристани. Трос был даже не закреплен. На корме никого. Весло куда-то исчезло. Корделия не сразу заметила какую-то фигуру, плашмя лежавшую на каменистом берегу. Это был гондольер. Его нетрудно было узнать по нарядной одежде. Вначале Корделия даже не поняла: пьян он или упал в обморок, а, может, стал жертвой нападения. Правая рука, которая должна была сжимать весло, безвольно покоилась в воде. А по его груди тянулись какие-то мокрые нити, переплетенные с водорослями. Они шевелились, как змеи или ножки медузы. Сперва Корделия даже подумала, что к мертвому телу прилипла медуза.

Она настороженно приглядывалась к движущемуся существу, пока не поняла, что это женская голова. Открытие ее поразило. И действительно в воде проглядывали очертания спины и плечей, абсолютно нагих, не считая длинных волос. Голые руки с синеватой кожей жадно впились в ключицы гондольера.

Корделия остановилась на полпути. Она слышала о таких существах. От Донатьена. Он предупреждал не верить им. Только она до сих пор больше всего не верила в сам факт их существования. По-видимому, зря.

Остановилась она тоже слишком поздно. Стук ее каблучков уже привлек водяную тварь, и она резко вскинула голову. Рана, раскрывшаяся на груди гондольера там, где только что были волосы женщины, оказалась подобной багряному цветку. Должно быть, именно так выглядит провал в кратере вулкана.

Корделия отшатнулась от существа, злобно зашипевшего на нее. Оскаленные зубы все до одного были острыми, как иголочки. От съеденной плоти рот окрасился рубиново-красным. А глаза… они были не такими красивыми, как у человека, а сросшимися с веками, круглыми, скорее напоминающими рыбьи.

Корделия попятилась и поспешно хлопнула дверью, опустила задвижку. Ей не хотелось даже вспоминать о том, что она только что видела.

Водяницы, так Донатьен называл подобных созданий. Сама Корделия вспомнила слово русалки. Интересно, если бы стала разглядывать это существо внимательнее, то внизу, где начинается талия, можно было бы увидеть чешуйки рыбьего хвоста? Донатьен знал ответы на все вопросы, но его лучше было ни о чем не спрашивать. Опасно было задавать вопросы такому, как он. Еще опаснее было с ним встречаться. Но Корделия не отказалась бы от этого удовольствия, даже зная, что врата рая захлопнуться перед ней навсегда.

Она знала, что делала. Она сознательно шла на риск. И не жалела об этом. Видеться с Донатьеном было так же рискованно, как плавать в каналах, полных кровожадных тварей или класть руки в раскаленную до красна печь. Глупо было думать, что ты ступишь в огонь и не сгоришь. Но Корделия искренне на это надеялась. Все, что у нее было это молитвы и надежда.

К полудню за ней приплыла Каитана. Бесподобная, как всегда, она стояла на носу гондолы, ловко управляясь с веслом. Ее движения были даже грациозны. Казалось, это плывет по каналу не гондола, а королевская ладья. И все же прохожие недоуменно оборачивались ей вслед. Ведь Каитана все-таки была женщиной. Роскошный берет с павлиньим пером не мог скрыть копну ее каштановых волос.

Те, кто привык к такому зрелищу, уже ее не осуждали. Гондольеры это особая каста. От цехов и гильдий ремесленников их отличало не так уж многое. У них тоже были свои внутренние правила и уставы. Например, только мужчина имел права заниматься этой профессией. Закон хоть и был неписанным, но бдительно соблюдался. Тем не менее, Каитана сумела пополнить ряды гондольеров, обойдя все установленные правила. Все дело заключалось, наверное, в ее буйном нраве, непокорном, как море. А еще в том, что из всех детей в семье гондольера выжила она одна. Братья и отец отошли в мир иной, а ей досталась в наследство гондола и полученные навыки. Теперь она справлялась с отцовским ремеслом сама. Это было лучше, чем выйти замуж и во всем подчиняться мужу. Так считала своевольная Каитана.

Эко-Империя: Самопожертвование  - фото 3

https://ridero.ru/books/izuvechennyi/

https://www.ozon.ru/context/detail/id/261576848/

https://www.litres.ru/natali-yakobson-22484125/izuvechennyy-sklep-semi-angelov/

Эко-Империя: Самопожертвование  - фото 4

 

 Натали Якобсон

Категория: ЭкоЛитературная страничка
Опубликовано 02.06.2021 21:24
Просмотров: 1685