Эко-империя: Маскарад в лесу

Эко-империя: Маскарад в лесу  - фото 1Природа является автором множества образов для маскарада. Гости могут прийти в масках бабочек, лис или хищных птиц. Но что делать зверю, которому придется идти на маскарад в облике человека? Главный герой цикла «Век императрицы» - дракон. И вот ему приходит известие, что найти потерянную возлюбленную он может лишь посетив ночью маскарад, который состоится в лесу.

Что если маскарад это ловушка? Он будет проходить в заброшенном склепе, который находится в лесной чаще. Туда уже стекаются различные хищники и ночные существа. Как Эдвин не влюблен, а он понимает, что ради посещения маскарада, где его будут ждать большинством враги, ему необходимо сменить внешность. Для мага это ничего не стоит. Так уж вышло, что для Эдвина являются маской, как облик зверя, так и облик человека. Так кто же он на самом деле такой? Эдвин давно ищет ответ на вопрос о своем происхождении и неожиданно находит его. На древней стене сохранилась фреска с изображением воинственного ангела. Это и есть настоящий отец Эдвина. Выходит до сих пор Эдвин заблуждался, считая себя сыном короля, которого насильно обратили в дракона. Дракон, оказывается, дремал в нем с самого рождения. Ведь он сын принцессы огня Рианон и восставшего ангела-воителя Мадеэля. Возможна ли встреча с таким отцом? Вмешается ли всемогущий отец, узнав, что его сын из-за любви к колдунье попал в ловушку?

На маскараде в лесу поджидает много сюрпризов и опасностей. Недаром ведь он состоится в честь бывшей императрицы волшебной империи и нынешней царицы всех проклятых созданий. Сбежавшая жена Эдвина Роза собирает под свои знамена самых опасных существ и лесных хищников. Ее армии крылатые, когтистые, кровожадные. Но даже для них стоит устроить торжество. Роза задумала маскарад не зря. Под маской легко запутаться и попасть в когти врага. Она давно объявила на дракона охоту.

Книга «Век императрицы-5: Маскарад для царицы проклятых» издана в бумажном и электронном виде издательством «Издательские решения».

Эко-империя: Маскарад в лесу  - фото 2

Отрывок из книги:

Я побрел вперед, сошел с тропы и вдруг ошеломленно остановился. Прямо на пути у меня лежало что-то. Задранная лань. На ней уже пировали крошечные феи пикси. Могильные феи, или проклятые фейри, как их принято у нас называть, потому что они давно уже изгнаны из империи, еще до моего появления там, я так и не знал, в чем они провинились, но хотя частицу этого сложно было не осознать, глядя на то, как жадно они вцепляются крошечными острыми зубками в дохлятину, рвут мясо, упиваются смертью. Их маленькие ротики были перепачканы кровью, а когда они отрывались от добычи, косясь на меня, то в их взглядах сверкала такая злоба и зависть. Черные крылышки слишком нервно подрагивали за спинками, одеяния тоже были дымчато-серыми или черными, а сами они с ноготок или наперсток размером. Но я четко различал их формы, как если бы смотрел в микроскоп, остальным они могли показаться чуть притушенными болотными светляками. Не совсем яркие и не совсем темные. Я был уверен, что трон Розы окружают точно такие же полусветящиеся черноватые фейри, садятся блекло-черными огоньками на ее плечи, ласкают крылышками кожу, придавая ее облику еще большее величие и тайну. Она ведь у нас царица фей. Я сам дал ей этот титул, возразить бы никто не посмел, не потому, что я их повелитель, а из-за самой Розы, она умела каким-то образом подавлять волю волшебных существ, а не только восхищать их. Именно поэтому, ей удалось то, что до сих пор не удавалось никому, стать царицей проклятых фейри и полностью подчинить их себе, хотя они были слишком озлобленны, чтобы вновь кому-то подчиниться после своего изгнания. Но она их приручила, даже этих крошечных жадных кровопийц. Их личики и головки с кудрявыми прическами до сих пор выглядели симпатичными. Мрак вокруг их тел еще больше подчеркивал, что до бюста они до сих милые, дерзкие ангелочки с чрезвычайно злобными взглядами, как и Роза. Во тьме она расцвела еще краше, потому что мрак был достойным фоном для ее светящихся плеч. Контраст еще сильнее подчеркивает красоту, выделяет линии, которые на свету не так заметны. Я сам тоже сиял во мраке, правда, не в таком кромешном, как она. Но она в нем сияла. А править этими жуткими порождениями зла испугался бы любой, кроме нее. Неужели она и вправду затеяла со мной противоборство и доказала, что она выше, деятельнее и смелее.

Еще несколько черных фей, как пиявки налетели на падаль, и темные прозрачные крылышки позади их тел довольно задергались. Тихий хруст жующих челюстей и зубов, рвущих мясо, заставил бы меня поморщиться в другой раз, но не сейчас. Их жуткий пир не произвел на меня особого впечатления, я может быть, сейчас иду в более страшное место, чтобы гнушаться таких мелочей.

Одного щелчка моих пальцев хватило бы, чтобы подпалить и разодранную тушу и паразитов расположившихся на ней, но я не стал тратить на них эту вспышку огня. Не сейчас. Мало ли кто увидит все и донесет свои подозрения до королевы еще раньше, чем юный бродячий эльф доберется до ее маскарада.

Проходя дальше по лесу, я заметил, кажется, парочку пьяно обнявшихся духов, принявшие облик чудаковатых вельмож один с черными конечностями, другой с копытцем дьявола они, смеясь, шли куда – то с маскарада или на маскарад, сказать было сложно. Явно навеселе они не долго задержали видимый облик, их короткое приветствие больше адресовалось пустоте, чем мне, а потом они исчезли. Где-то мелькали еще духи, такие же дамы и кавалеры, каждый в чудном, хоть и потрепанном наряде и со сверхъестественным уродством, придававшем всему облику поистине колдовской шарм. Для меня это были отребья, но опасное, наполовину красивое, наполовину омерзительное сообщество они все же оставляли. Я не рискнул последовать ни за кем из них. К тому же я замечал их лишь издалека и совсем не на той дороге, про которую говорил мне Лоран. Когда я нашел все же нужный перекресток, время уже близилось к полночи. Сияние месяца едва проникало сюда сквозь верхушки высоких деревьев и призрачным блеском ложилось на притоптанный снег дороги. Здесь в чаще, утоптанная дорога. Это выглядело странным, и свет месяца ложился только на нее так, что она казалась млечным путем. Может быть, это и есть нужный путь, как тот, который приведет меня, куда нужно. Я ненадолго застыл в раздумье.

Ну и что теперь? Мог ли я ожидать на этот раз, что из дорожного тумана ко мне подъедет призрачная карета и отвезет меня в замок к княжне Одиль? Нет, вряд ли в этот раз со мной обойдутся столь галантно. Теперь мне осталось рассчитывать только на самого себя. Об этом я и думал, когда допрашивал Лорана и остальных, но сейчас опять пришла нерешительность. Куда свернуть? Где тот поворот, который приведет меня к цели? Я все помнил и без карты, но когда ищешь заколдованные пути все ведь не так просто, как кажется.

Столько усилий и все тщетно, ни карта семьи Розье, ни мои собственные изыскания так пользы и не принесли. Где то место, в котором начинается владение колдовства и как перейти незримую границу. Моя империя тоже была обустроена среди сокрытых от постороннего взгляда дорог, я сам был мастером в том, чтобы ставить заграждения, но тут растерялся. Может быть, я ждал тот самый единственный в месяце, в году или в целом столетии миг, когда закрытая от людских взглядов дорога в волшебное царство вдруг открывается сама собой, и горе тому путнику, который случайно остановится на перекрестке миров в тот роковой момент. Всю ночь он проведет в обществе фейри, а наутро снова останется в мире смертных и один, после блеска волшебства наступит прежняя рутина жизни, но путь к волшебству назад будет закрыт. Тот, кому повезло однажды, уже не сможет снова отыскать в нужный момент единственную точку, где откроются незримые врата. А если срок этому столетие или два, то он просто до этого умрет. Совсем другая ситуация со мной. Я мог ждать хоть целую вечность, если бы только знал, где и когда открывается путь в ее царство.

Если б только я знал это. Кажется, сам лес гулом ответил на долгий стон моих смятенных чувств и мыслей. Я почти что слышал им эхо, злобное и смеющиеся, но мне самому было не до смеха. Я ждал и надеялся, но что если время за полночь пройдет, а так ничего и не случиться.

Где-то раздался нарастающий шум, и я поспешно спрыгнул с дороги. Все, что мне осталось это укрыться за деревом у перекрестка дорог. Там в засаде я чувствовал себя уютно и мог наблюдать.

Без пятнадцати, без десяти двенадцать. Время шло, а дорога оставалась пустой. Я резко ощущал бег секунд и минут там далеко, в человеческом мире, и они болезненными ударами отдавались в моем мозгу. Дергающие стрелки и крутящиеся шестеренки в часовых мастерских будто стали жить своей отдельной жизнь.

Может быть от того, что я так напряженно ждал мне вдруг стало казаться, что за мной самим наблюдает кто-то. Какой-то голос сзади будто готов был что-то прошептать. Мне даже ясно представилась фигура в просторном темном домино с птицеподобной маской. Баута целиком скрыла лицо и голову, а осыпавшие снегом ветки не дали бы мне его рассмотреть, даже если б я быстро обернулся.

Мне просто кажется. Я тряхнул кудрями, и они как мелкий осеченный по краям золотистый дождик рассыпались у меня по лбу и вискам. Короткие пряди стали еще более непокорными, чем были длинные, и приходилось все время откидывать их с лица.

Когда я привел свой новый облик в порядок и стряхнул с лацканов осыпавшийся на них с веток снег, дорога уже оказалась не пустой. Не было слышно, как звенели бубенцы и упряжка, но великолепные сани с золочеными полозьями уже стояли на тропе по направлению туда, куда смотрел я, будто бы они появились вовсе не оттуда. Хотя проедь они мимо и я бы заметил. Значит, путь их мог лежать только с той стороны. Как же тогда они так быстро развернулись. Все волшебство Розы или кого-то еще. За широкой спиной возницы я не видел коней, но слышал, как беспокойно они храпят. Мне вдруг резко пришло на ум мое же собственное высказывание, они ведь вовсе не кони и к тому же очень свирепы. Что ж, настоящую лишь едва смиренную колдовством свирепость я похоже увидел только сейчас. На снег сыпались искры из лошадиных ноздрей, явно зачарованная упряжь лишь слегка смиряла их неукротимый нрав, а обугленные непропорционально длинные руки возничего будто бы были предназначены специально для того, чтобы силой заставить их подчиняться, если что-то вдруг пойдет не так. При такой-то длине его черных когтистых рук ему явно не понадобиться хлыст.

И все-таки как бы причудливо не выглядело это средство передвижения, а оно послано сюда, чтобы доставить меня к ним. Я чуть было не рванулся вперед, но вовремя сумел сдержаться. Нельзя было дать волю чувствам и вести себя опрометчиво. Любой шаг может стать роковым.

Я задержал резкий отчаянный вздох, опасаясь, что он может запалить кору дерева передо мной и привлечь внимание возницы. В данном случае оно было бы нежелательным. Я хотел понаблюдать немного за ним. В любом случае он приехал раньше двенадцати и теперь будет ждать. Каких усилий мне стоило не рвануться вперед и не выместить на нем свою злобу, но сейчас разумнее было ждать.

https://www.ozon.ru/product/vek-imperatritsy-5-178359626/

https://ridero.ru/books/vek_imperatricy_5/freeText

https://www.wildberries.ru/catalog/36246365/detail.aspx

Эко-империя: Маскарад в лесу  - фото 3 Натали Якобсон

Категория: ЭкоЛитературная страничка
Опубликовано 10.08.2021 13:13
Просмотров: 341