Loading...

Бабье лето

К счастью Романа, одна из стен офиса была капитальной. Она имела толщину ровно в три кирпича, а другой стороной выходила на лестничную клетку, ведущую на первый этаж. Поэтому главный менеджер здания не стал возражать против ведения детективом «мелких ремонтных» работ и без больших проволочек вписал этот пункт в текст договора аренды. Здесь помогло не столько мощное обаяние парня, сколько пара крупных купюр, сунутая в руку «завхоза» в нужный момент.

 

Нанятая Романом бригада получила аванс, переведённый с помощью мобильного банка, тотчас тронулась в путь и привезла с собой множество разнообразного инструмента. В том числе: «болгарку», мощную дрель с длинным и толстым сверлом и большой перфоратор, способный дробить высокопрочный бетон.

При помощи «алмазного круга» рабочие быстро прорезали в кладке четыре прямые линии, каждая длиной около семидесяти сантиметров. Два тонких пропила шли вдоль пола, два вертикально и заходили друг на друга сантиметров на десять-двенадцать. Так что внутри получился квадрат со стороною в полметра. Затем строители включили свой перфоратор, работавший с ужасающим шумом, и выдолбили в стене отверстие глубиною в два кирпича. В него ставили раму, сваренную Иваном из стальных уголков. Взяли четыре длинных болта и закрепили обвязку в кладке, как говорится, «в распор».

По указанию Романа работяги прорезали в штукатурке небольшую штрабу, размером два на два сантиметра. Как объяснил детектив мастерам, она была нужна для размещения тонкого провода. Электричество шло от ближайшей розетки до ниши и предназначалось для освещения сейфа. 

После прокладки кабеля основная работа закончилась. Строители зашпаклевали штрабу и пропилы, что выходили за края большого отверстия, а также те трещины, что виднелись между штукатуркой и краями железной обвязки. Сбегали в ближайший магазин хозтоваров. Купили водоэмульсионную краску того цвета, который имелся в офисе до начала «ремонта». Быстро покрасили стену. Получили деньги за труд и тут же уехали.

Роман, сильно утомлённый шумом и грохотом «стройки», остался в своём кабинете. Тяжко вздохнул и стал выносить на «помойку» куски кирпичей, которые были вырублены из капитальной стены. Ещё один час он вытирал белёсую пыль, покрывшую все горизонтальные поверхности офиса.

Пока детектив занимался «влажной» уборкой, он слушал FM-радио, включённое на канал, широко известный в столице. Среди отчётов о разных событиях парень выхватил сообщение о смерти ещё одного олигарха.

— Надо же такому случиться! — воскликнул Роман. — На наших магнатов прямо мор какой-то напал. Неделю назад нас покинул один, сегодня другой. Казалось бы, всё у них есть, и чего им не живётся на свете?

В этот раз нувориш очень крупного, как говорится, всероссийского уровня, тоже скончался, словно простой человек. Умер, можно сказать, естественной смертью, от заражения такой банальной болезнью, как обычный столбняк.

Нужно добавить, что эта передача сильно удивила Романа. Насколько он знал об этой инфекции, она распространена повсеместно, по всей нашей земле. Так что от неё гибнет большое число огородников и садоводов, которые постоянно копаются в почве. Заболевание может развиться при глубоких ранениях и повреждениях кожи и слизистых оболочек. Частой причиной таких заражений бывают микротравмы нижних и верхних конечностей: ранения, уколы колючками и даже простые занозы. Так, отец русского поэта Маяковского заразился столбняком через небольшую царапину, полученную от швейной иголки.

В следующем выпуске новостей появились подробности данной трагедии. В частности, сообщили, что у олигарха была особая, самая тяжелая форма болезни — энцефалитический столбняк, или, как его ещё называют — столбняк Бруннера. Развитие инфекции прошло ужасающе быстрыми темпами, и, когда нувориш обратился к московским врачам, они уже не смогли помочь бедолаге.

Как ни странно, но в этой нелепейшей смерти не было ничего необычного, и, скорее всего, Роман скоро забыл бы о ней. Мало ли подобных трагедий происходит вокруг? Каждый день только в нашей стране умирает более шести с половиной тысяч сограждан. Многие покидают сей мир не только от старости, но и от травм и болезней. Почему бы и олигарху всероссийского уровня не пойти вместе с ними по той же причине? Чем он отличается от прочих людей? Да ничем. Такой же, как все Homo sapiens, а если проще — примат, то бишь обезьяна, слезшая с дерева.

Однако Роману не дали забыть об этом событии. Следом за новостями началась другая программа. Её вела журналистка, широко известная своими причудами. Она  вышла в эфир и сказала, что недавно брала интервью у магната, погибшего таинственной смертью.

Далее последовал длинный рассказ о том, как «несчастный» богач страдал от существующей тирании Кремля, как страстно желал он стать президентом России и создать из неё государство равных возможностей. Для выполнения столь возвышенной цели он даже обращался за помощью к прогрессивному мировому сообществу. В первую очередь к лидерам свободного мира — к Объединённой Европе и Соединённым Штатам Америки. 

Что подразумевалось под расплывчатым лозунгом о Великой Свободной России, журналистка почему-то забыла сказать. Но если послушать любого диктатора, то именно так начинался их быстрый рывок к вершинам государственной власти.

Правда, потом они забывают о том, что хотели построить рай для всех без исключения сограждан, а возводят золотые чертоги лишь для себя и своих прихлебателей. Всем остальным становится значительно хуже, чем было до этого. Достаточно посмотреть на историю нашей страны двадцатого века. Особенно на последнюю часть данного срока.

Под конец передачи журналистка меланхолично сказала, что на прощание магнат подарил ей прекрасную чёрную розу, которую своими руками срезал с куста. Сейчас этот цветок стоит на ночном столике дамы, медленно вянет и напоминает хозяйке о бренности сущего.

«Было бы весьма символично, если б магнат оцарапал свой божественный палец именно об это растение», — равнодушно подумал Роман и вспомнил какой-то детективный роман, где имелась похожая схема убийства. Там главный злодей опрыскал розовый куст каким-то токсином. Жертва укололась о шип и быстро скончалась. Преступник, конечно, садовник.

На этом парень закончил с «влажной» уборкой. Вышел из офиса, где пахло сохнущей краской. Сел в свою неприметную «Ладу» и направился в сторону дома. Перемещаясь из одной пробки в другую, он достал телефон. Связался с Иваном и договорился встретиться с ним в конце рабочей недели.

В субботу после обеда Роман подкатил к подъезду товарища. Посадил его рядом с собой и поехал с ним офис. Вместе с Иваном были две огромные сумки. Одну, ту, что поменьше, он отставил в сторонку. Из другой вытащил вторую половину обвязки. Точно так же, как первая, она была изготовлена из стальных уголков и походила на табуретку, у которой не имелось сиденья.

Товарищи дружно взялись за сейф, купленный недавно Романом. Сунули его в нишу, приготовленную строителями, а поверх прочного ящика вставили ту деталь, что привёз «Самоделкин». «Ножки» стальной «табуретки» наделись на сейф, словно перчатка на руку, вошли в отверстие на всю глубину и уперлись в кирпичную кладку. От такого нажатия сработали четыре затвора. Язычки коротких защёлок выскочили наружу, вошли в отверстия, вырезанные в первой обвязке, и обе части конструкции намертво сцепились друг с другом.

Теперь сейф удалось бы вырвать из кладки только при помощи мощной лебёдки. Или вырубить из стены перфоратором. Правда, имелся ещё один старый дедовский способ. К тому же, в отличие от двух предыдущих, совершенно бесшумный — можно было вырезать дверь автогеном.

Однако, как обещал детективу хитроумный Иван, он предусмотрел ещё один путь извлечения сейфа из кирпичной стены. Оказывается, «Самоделкин» установил на защёлках замков мощный электромагнит. Стоило подать напряжение в сеть, скрытую от постороннего взгляда, как магнитное поле включалось. Под воздействием его притяжения язычки выходили из гнёзд. Замки открывались, и вторую часть железной обвязки можно было вытащить довольно легко. Следом за ней извлекался и сейф. Причём с этим процессом мог справиться всего один человек. Например, тот же Роман. Конечно, если ему это вдруг взбредёт в его буйную голову. С другой стороны, кто его знает, как там всё повернётся? Может быть, придётся съезжать из этого офиса, а оставлять дорогущую вещь хозяину здания как-то не хочется. Он и так слишком много дерёт за аренду.

Закончив возиться с тайной проводкой, Иван показал детективу небольшой выключатель, скрытый под плинтусом. Объяснил, как привести его в действие, а затем быстро и ловко освободил сейф от внешней обвязки. После чего предложил всё повторить старому другу.

Детектив слегка сомневался в том, что у него всё получится. Одно дело сам «Самоделкин», у него не бывает осечек с техникой, и совсем другое — Роман, у которого постоянно что-то ломается. Как говорится, горит всё в руках. Причём в буквальном смысле этого слова.

Однако парень не стал возражать. Он повторил операцию и с удивлением отметил, что вся эта система отлично работает. Мало того, всё получается настолько легко, что Роман только диву давался.

В заключение Иван преподнёс детективу ещё один «скромный» сюрприз. Он взял вторую сумку, что привёз с собой, открыл длинную молнию и достал картину, заключённую в тонкую рамочку. С помощью каких-то хитрых устройств прикрепил её к кладке поверх прочного сейфа, провёл рукой по нижнему краю и нажал на незаметную кнопку. Что-то тихонечко щёлкнуло. Правый край полотна слегка отошёл от стены. Иван взял за раму и потянул на себя. Роман увидел, что картина повернулась вдоль другой вертикальной оси, словно дверца у настенного шкафа, после чего доступ к сейфу открылся. Подходи и набирай нужный код.

Затем «Самоделкин» установил внутри железной коробки сигнальную аппаратуру с прямым выходом во Всемирную сеть.

— Теперь, — сказал он Роману, — сейф никто не сможет открыть просто так. Когда злодей наберёт нужный код на панели, на твой телефон придёт сообщение. Если ты отправишь назад ответ со своим паролем, то замочек откроется. Если нет, значит, дверца останется запертой. То есть почти та же система, по которой работают все мобильные банки страны.

Опробовав систему охраны, товарищи убедились, что всё отлично работает и облегчённо вздохнули. Одновременно посмотрели на ручные часы и с удивлением увидели, что день приближается к своему завершению.

Роман вынул из сумки «наушники аудиоплеера» и «глушилку для микрофонов», которая совмещала в себе устройство обнаружения всякой шпионской оснастки. Сложил дорогущую технику в свой новенький сейф. Запер его и взглянул на Ивана.

Он хотел пригласить друга к себе, чтобы отметить завершение ударной работы, но не успел.

— Поехали сегодня ко мне, — сказал «Самоделкин» — Обмоем конструкцию, чтобы она не ломалась.

Детектив сразу вспомнил, что они и так очень часто встречаются в доме Ивана. Хотел предложить устроить «сабантуй» у себя, но решил, что не нужно настаивать на этом сегодня. Дело было в том, что после пирушки Ивану придётся тащиться поддатым через половину Москвы. Причём с большой сумкой, пусть и совершенно пустой. Вернее сказать, там будет лежать ещё одна сумка. Ещё, чего доброго, привяжется к нему какой-нибудь полицейский патруль. Мол, куда вы идёте, зачем и что находится в вашем бауле? 

«Уж лучше взять на себя эту трудную миссию, — подумал Роман. — И так я оторвал его от важных занятий и нагрузил своими дурными проблемами».

Пришлось детективу оставить машину возле здания офиса, взять опустевшие сумки и спуститься с другом в метро. Так получалось гораздо быстрее. Всю дорогу они препирались о том, сколько Роман должен Ивану за его мудрёные штучки: за «глушилку для микрофонов» и систему охраны нового сейфа. Плюс ко всему за небольшую картину, которая закрывает тот сейф.

«Самоделкин», конечно, отнекивался. Говорил, что картину ему подарил знакомый художник. Причём сделал это за пару таких мелких услуг, что не стоит о них вспоминать. Подумаешь, установил ему Windows на компе да воткнул антивирус.

— Между прочим, — добавил Иван, — у меня она лежала за шкафом и пылилась безо всякого дела, а в твоём кабинете пришлась очень кстати. Вот пусть там и висит совершенно бесплатно.

Затем «Самоделкин» добавил, что благодаря детективу он разработал «заплатку» для одной очень важной программы. Оформил её как рацпредложение и продал известнейшей фирме, производящей чипы для кардиостимуляторов. Теперь их будет почти невозможно «взломать».

Наконец они доехали до нужного пункта, покинули душный вагон и вышли на поверхность земли. Иван оглянулся по сторонам. Увидел, что их никто не может подслушать, и сказал ещё кое-что.

Оказывается, что после того, как Роман нашёл телефон, с которого олигарху «устроили» обширный инфаркт, в голову Ивана пришла небольшая идея. Она заключается в том, что спецслужбам часто нужны такие устройства, с которого требуется сделать один телефонный звонок, а затем уничтожить смартфон.

Понятно, что держать его при себе очень опасно — могут «взять на горячем». Топтать его ногами у всех на виду как-то неловко. Да и не всегда этим можно добиться успеха.

Так вот, Иван предложил своему руководству небольшую рацуху: перед началом такой операции нужно снять с телефона заднюю крышку и приклеить внутри кусок особого пластыря с небольшой дополнительно платой. Стоит нажать на кнопку быстрого вызова, как горючий состав, которым пропитана ткань, немедленно вспыхнет. Температура поднимется до трёхсот пятидесяти градусов. Все микросхемы мгновенно сгорят, а от всей встроенной памяти не останется даже следов.

За эту простую идею Ивану дали нехилую премию. Вот и выходит, что Роман побрасывает другу проблемы, которые кому-то сильно мешают, а «Самоделкин» их благополучно решает. Причём довольно успешно и достаточно выгодно. Так что теперь они в полном расчёте.

Но, как ни упирался товарищ, но детектив всё же смог настоять на своём. В частности, на том, чтобы он оплатил стоимость тех комплектующих, которые Иван покупал в магазинах и у знакомых барыг, торгующих электронным товаром.

На этом они сошлись. Скрепив своё доброе и бескорыстное сердце, «Самоделкин» вздохнул, что-то прикинул и назвал весьма солидную цифру. Роман достал деньги, что получил от сына того человека, который погиб «от инфаркта», отсчитал нужную сумму и отдал товарищу.

Разобравшись с этой проблемой, друзья зашли в сетевой магазин, который был рядом со станцией подземной железной дороги. Купили всё, что нужно для холостяцкой пирушки, и направились в квартиру Ивана. Там они отметили завершение «рабочей» субботы. Причём, как всегда, с привычным размахом.

В понедельник с утра Роман вошёл в офис и, первым делом, взглянул на то полотно, которое ему подарил «Самоделкин» в субботу. Оно висело за рабочим столом и весьма украшало небольшой кабинет. Это была отличная копия картины «Московский дворик», написанной русским художником Василием Поленовым в 1878 году.

Если кто-то не помнит, спешу объяснить: несмотря на столь вызывающее название, на ней изображён чисто деревенский пейзаж. Слева запущенный сад, деревянный забор и массивная крышка погреба, закрытого на висячий замок.

Чуть дальше небольшой каменный дом с жилой подклетью высотою в полпрясла. Возле дома женщина крестьянского вида, идущая куда-то с полным ведром. За ней убогий сарай и пара таких же одноэтажных «палат» с давно некрашенными железными крышами.

В центре группа бедно одетых детей, играющих на зелёной траве. У забора растут сорняки и разные полевые цветы. Среди них протоптано несколько неровных тропинок. Справа стоит понурая лошадь, запряжённая в пустую телегу. Рядом постройки вроде надворных уборных и столбы, на которых видны верёвки с мокрым бельём.

Единственное, что напоминает о столице России, так это три златоглавые церкви, стоящие далеко позади. Всё это написано ярким солнечным днём. Череда облаков плывёт по голубому прозрачному небу. Над деревьями вьются вороны и галки. Одним словом — идиллия. Или, как это теперь называют, — тихий центр шумной Москвы.

Как отметил Роман, картина весьма гармонично вписалась в интерьер его очень скромного офиса. Как по колориту, так и внутреннему содержанию. Всё-таки, как ни верти, а парень любил родной город. Правда, хотел бы, чтобы он стал значительно меньше и гораздо спокойнее.

Радуясь долгожданной покупке, Роман безо всякой нужды открыл новый сейф. Посмотрел внутрь пустого железного ящика и, на всякий случай, вытащил из него «глушилку для микрофонов». Вдруг придёт кто-нибудь из заказчиков и ему будет нужна полная конфиденциальность.

Парень запер толстую дверцу. Вернулся с прибором к столу и сел в удобное кресло. Достал из кармана джинсовой куртки свой наладонник. Включил. Вошёл во Всемирную сеть и стал просматривать новости.

Сообщение об олигархе, который умер от столбняка, уже пропало с первых полос всех электронных изданий и находилось в третьем, а то и в четвёртом ряду всевозможных известий. Оно и понятно, кому теперь интересен тот бедолага? Гораздо важнее всем людям узнать, кому теперь достанется его большая «империя».

Как это часто бывает, жизнь тотчас доказала, что Роман совершенно неправ. В дверь постучали, и не успел детектив громко крикнуть: «Войдите!» — как створка открылась на всю ширину.

В распахнутом настежь проёме, как в раме картины, стояла красивая молодая особа. Одного взгляда на подобных людей Роману хватало, чтобы сказать: она из той категории, которые обычно мелькают на страницах гламурных изданий. Об этом буквально кричал весь её изумительный облик. Модельная фигура и внешность. Очень гладкая и холёная кожа. Ноги неимоверной длины и идеальных пропорций, показанных до тех максимальных пределов, которые может позволить открыть мини-юбка. Плюс ко всему, шикарные блестящие волосы, которые сияли своей чистотой так, словно недавно сошли с билбордов рекламы шампуня.

Походка женщины, которой она вошла в кабинет, говорила о том, что перед Романом непростой человек: то ли мастер спорта по спортивной гимнастике, то ли манекенщица очень высокого уровня. Драгоценности, одежда и туфли буквально вопили о том, что их изготовили руки очень больших мастеров.

Ещё парень заметил, что в коридоре стоят два огромных детины самого мрачного вида. Похоже, что, прежде чем войти в кабинет, хозяйка приказала охранникам оставаться на стрёме.

Секьюрити были этим весьма недовольны. Оно и понятно, у них такая работа — везде и всегда следить за хозяйкой. Ведь мало ли какой сексуальный маньяк может прятаться в таком кабинете, расположенном в центре Москвы?

Женщина шагнула вперёд, но не озаботилась закрытием двери. За неё это сделал один из охранников. Она же прошла прямо к столу, улыбнувшись Роману так, словно знала его с раннего детства, и уселась в мягкое кресло. Закинула правую точёную ногу на левую и замерла, словно статуя. Дама будто ждала, что детектив вскочит с места и бросится к ней с предложением услуг самого разного толка.

Парень сам обладал даром сильной эмпатии и мог, как говорили друзья, «обаять» почти каждого встречного. Однако он был вынужден с сожалением признать, что его скромным умениям нужно ещё расти и расти. Да ещё неизвестно, смогут ли они вообще когда-то подняться до уровня этой яркой особы.

К счастью, его «небольшие» способности не оказались совсем бесполезными и помогли устоять под мощным напором внушения. Он не проникся к клиентке безмерным доверием, не утратил ясность мышления и не лишился связности речи. Наоборот, сосредоточился и стал думать, где и когда он мог видеть эту красивую женщину? Если бы не ментальная атака, предпринятая со стороны посетительницы, он бы сразу вспомнил, что её фото часто мелькали в сети. Там женщина была снята не только в компании разных людей, но и вместе с тем олигархом, который недавно погиб от столбняка.

Несмотря на короткую паузу в своём восприятии, парень всё-таки понял, что перед ним оказалась вдова почившего в бозе. Он немного напрягся и выудил из глубин сознания её имя и отчество. Стёр с лица восхищённое удивлёние, которое там появилось, когда дама вошла в кабинет. Придал себе выражение сочувствия и нескончаемой скорби. Печально вздохнул и тихо сказал:

— Примите мои соболезнования, Светлана Ивановна, и позвольте спросить, чем могу вам помочь?

Женщина привыкла к тому, что её всегда и везде узнают. Поэтому ничуть не удивилась такому вопросу Романа и прямо сказала:

— Я хочу вас нанять для расследования смерти супруга.

— Я готов сделать всё, что в моих слабых силах, — кивнул детектив. Достал из стола бланк договора. Привычно заполнил его в двух экземплярах и дал подписать бумаги заказчице.

Она взяла предложенную ей обычную ручку. Не глядя, подмахнула листы и снова свободно откинулась в кресле. Один из комплектов парень забрал, другой оставил лежать посередине стола.

Светлана Ивановна бросила лист в свою дорогущую сумку, сшитую из глянцевой кожи какой-то экзотической твари из джунглей, достала пухлый конверт с приличным авансом и отдала детективу.

Роман не стал проверять, всё ли там в полном порядке. Это можно будет сделать потом, когда заказчица уйдёт восвояси. Если его нагло нагреют, то после окончания дела он внесёт недостающую сумму в отчёт. Если ему и тогда не заплатят, то ничего уже с этим не сделаешь. С такими людьми, как она, лучше не ссориться. Себе выйдет дороже. Вон у неё какие громилы стоят у дверей. Таких бугаёв кулаком не сразу и свалишь. Разве что пулей из пистолета. А оно надо, вешать себе «мокруху» на шею из-за пригоршни бабок?

Парень бросил пакет с деньгами в ящик стола. Поднял глаза на клиентку и сказал ровным тоном:

— Расскажите, что случилось с вашим супругом?

— В том то и дело, — воскликнула дама, — что я сама ничего толком не знаю. — Клиентка потеряла былую уверенность. Прекратила на время «источать обаяние», и женщина-вамп, сидевшая напротив Романа, мгновенно исчезла. Вернее сказать, она превратилась в обычную женщину. Да, очень красивую, но и очень земную и, как это ни странно, довольно желанную.

— Расскажите мне то, что вы знаете, — мягко посоветовал парень.

— Всё случилось сразу после того, как эта драная кошка взяла у него интервью, — скривилась заказчица.

— Вы имеете в виду ту журналистку, что встретилась с ним накануне? — уточнил детектив.

— Ну, конечно, кого же ещё? — фыркнула Светлана Ивановна. — Не знаю, что он только нашёл в этой крашеной стерве?

— Вы видели, как прошло само интервью? — продолжил Роман свой опрос.

— Вот ещё, слушать, как мой старый павлин распускает свой хвост перед этой безродной дворняжкой? Нужно мне очень. В то время я даже не выходила из дома. Всего один раз я посмотрела в окно. Увидела, что они сидят за столом на нашей садовой лужайке и о чём-то беседуют. Потом охрана проводила её до ворот и на этом всё кончилось.

Должна вам сказать, — неожиданно вскинулась женщина, — что никакой чёрной розы ей муж не дарил. У нас вообще таких нет. Муж не любил тёмный насыщенный цвет, поэтому все растения в нашем саду лишь нежных и пастельных тонов.

Про цветок она всё придумала значительно позже. Чтобы самой попиариться за счёт этой трагедии. Мол, она такая интересная штучка, что мой бедный супруг не устоял перед ней. Влюбился в неё по самые уши и открыл все свои самые страшные тайны.

Вот посмотрите, не пройдёт и двух месяцев, как она выкинет ещё один трюк. Скорее всего, сочинит и тиснет в печати толстый роман, наполненный такой удивительной ложью, от которой мой муж перевернётся в гробу…

Роман прервал бурный поток красноречия женщины, попытался вернуть её в прежнее русло и задал новый вопрос:

— А не могла журналистка что-нибудь дать вашему несчастному мужу? Например, что-то бросить в бокал?

Дама ненадолго задумалась. Покачал красивой головкой и твёрдо сказала:

— Он никогда ничего не пил и не ел с репортёрами. Разговаривал с ними всегда очень коротко и за совершенно пустою столешницей. Причём не в комнатах дома, куда он никого, кроме своих, не пускал, а в саду, на открытой лужайке.

Близко к чужим муж никогда не садился. Их микрофоны, ручки или даже бумагу не брал. Говорил, что так очень легко отравить человека. Чаще всего он отвечал журналюгам, мол, присылайте вопросы по почте, я вам немедля отвечу. С чего это он вдруг решил встретиться с этой ободранной кошкой? До сих пор понять не могу.

— Может быть потому, что собирался идти на предстоящие осенью выборы и баллотироваться в президенты? — осторожно спросил детектив. Его мало интересовала гонка за властью. Он не следил за претендентами на самый высокий чиновничий пост. Не читал пустые программы и не пытался что-то выбрать из них. Он задал этот вопрос, чтобы понять, что связало мужа клиентки с той журналисткой? Как-никак она является рупором так называемой фронды, то бишь «оппозиции». Можно сказать, является их главным «оралом», во всех возможных смыслах этого слова. Именно ей доверена роль сперва взбудоражить, а потом и «вспахать» всю Россию. Что уже не раз бывало в нашей истории.

На последний вопрос женщина ничего не ответила. То ли не знала о планах супруга. То ли не хотела о них говорить. Роман помолчал. Понял, что она ничего не скажет по этому поводу, и двинулся дальше:

— Вам не показалось его поведение странным?

Женщина растерянно пожала плечами. Мол, всё шло, как всегда.

Роман попытался зайти с другого конца и спросил:

— Как себя чувствовал муж после той беседы в саду?

— Он был слегка утомлён, — задумчиво ответила дама и спокойно добавила: — Но не более, чем обычно. Он всегда уставал от общения с прессой. Журналюги раздражали его до последней возможности, но мужу приходилось сдерживать гнев, который в нём вызывали глупцы. Поэтому я не удивилась тому, что он сказал, мол, хочет прилечь на часок, и сразу отправился в спальню.

— Что было потом?

Лицо женщины слегка искривилось, словно она собиралась заплакать. Однако дама взяла себя в руки и продолжила свой неспешный рассказ. Правда, теперь её голос потерял мелодичность и обрёл небольшую надтреснутость.

— Через какое-то время я вошла в комнату мужа и увидела, что он крепко спит. Я не стала к нему подходить и сразу же вышла. Вернулась к нему ещё через час-полтора и увидела, что с ним творится что-то неладное. Он метался в сильном жару, лицо как-то странно кривилось. Его тело трясла очень крупная дрожь.

Я крикнула домашнего доктора. Он прибежал из своего кабинета, осмотрел несчастного мужа и немедленно вызвал наш вертолёт. Пока ждали машину, он позвонил в крупную московскую клинику. Связался с главным врачом и рассказал ему о симптомах болезни. Доктору дали какие-то рекомендации. Он сделал пару уколов, и мужу стало немного полегче.

Потом прилетел вертолёт частной клиники. Санитары уложили супруга на складную каталку. Вынесли его из дома и уложили в салон машины. Мы с доктором устроились рядом и полетели в Москву. В больнице мужа отправили в отделение реанимации. Долго бегали возле него, а потом вдруг сказали, что не смогли ему хоть чем-то помочь.

Женщина протяжно вздохнула, и Роман увидел, как у неё на глазах появились крупные жемчужины слёз. Она отвернулась от детектива. Привычным движеньем выхватила тонкий платочек из своей маленькой сумочки. Подняла руку к лицу и промокнула солёную влагу, готовую потечь по гладким щекам.

За тридцать-сорок секунд женщина привела себя в полный порядок. Вновь посмотрела на парня и грустно закончила:

— Вот, пожалуй, и всё, что я знаю. Полиция говорит, что муж погиб от несчастного случая. Якобы он где-то укололся о что-то. Инфекция попала в глубокую ранку. Чрезвычайно быстро размножилась и заразила всё тело. Организм не смог справиться с опасной болезнью. Поэтому наступила скоропостижная смерть.

Пытаясь меня успокоить, они сообщили, что каждый год от подобной напасти в России умирает до двадцати человек. Причём смерть не смотрит, кто стоит перед ней, обычный крестьянин или глава большой корпорации.

— Мне хотелось бы осмотреть место недавней трагедии, — сказал детектив и, вспомнив предыдущее дело, где ему отказали в этом скромном желании, осторожно спросил: — Если это, конечно, возможно.

К своему удивлению Роман услышал вовсе не то, что он ожидал.

Женщина протяжно вздохнула и тихо сказала:

— После смерти супруга я не могу жить в этом отвратительном доме. Так что в нём сейчас находится только охрана и несколько слуг, что следят за порядком. Вот вам визитная карточка моего мажордома. Созвонитесь с ним и договоритесь о вашем визите.

Не веря подобной удаче, Роман подумал: «Наверняка место, где сидел олигарх, просматривается множеством камер. Поэтому нужно об этом спросить», и, не мешкая, он задал новый вопрос:

— Могу я посмотреть разговор вашего мужа с той журналистской?

— Мой начальник охраны знал, что вы захотите это увидеть, и приготовил записи тех видеокамер, что смотрят на лужайку в саду. Там снято, как муж говорит с этой крашеной стервой.

Женщина достала из сумочки флешку. Протянула Роману и с обидой добавила:

— Можете делать с ней всё, что хотите. Мы передали данную запись в руки полиции, но вместо того, чтобы заняться своим прямым делом, они продали весь материал телевизионным компаниям. Теперь эта драная кошка мелькает во всех новостях. Причём она всегда снята лицом, а мой бедный муж сидит к нам вполоборота, словно она главнее его. Все прочие кадры киношники отправили в урну. 

С огромным трудом дама обуздала сильную ярость, кипевшую в ней, словно магма в вулкане. Слегка успокоилась и сказала:

— Там же на флешке все материалы уголовного дела. В том числе и отчёт патологоанатома. 

Она встала с кресла. Вновь «включила своё обаяние» на полную мощность и на глазах Романа превратилась в прежнюю женщину-вамп — уверенную в себе молодую особу, способную сдвинуть с пути любую преграду.

Детектив тоже поднялся из кресла. Проводил заказчицу к выходу и галантно открыл перед ней широкую дверь. Увидел двух мрачных охранников, стоящих на стрёме, и широко улыбнулся. Незачем ссориться с такими громилами.

Стоя возле порога, он проследил взглядом за женщиной до самого лифта. Дождался, когда все трое войдут в большую кабину, и лишь затем вернулся к себе в кабинет.

Идя к столу, он размышлял: «Похоже, что мои заказчицы Анна Решетникова и Елена Смирнова рассказали обо мне всем ближайшим подругам. Те, конечно, сболтнули соседкам, и моё небольшое агентство стало у всех на слуху.

По крайней мере, у тех, кто живёт в двух элитных посёлках. Будем надеяться, что моя популярность станет и дальше расти в том же неслыханном темпе. Глядишь, удастся нанять секретаршу. Пусть сидит в офисе, пока я буду бегать по городу. Может быть, ещё кто-то заглянет ко мне, а она удержит клиента до тех самых пор, пока я не приду. На худой конец, запишет его телефон».

Роман не стал звонить мажордому и договариваться с ним о встрече. После ухода заказчицы он включил свой стационарный компьютер. Вставил в него флешку, полученную от Светланы Ивановны, и стал изучать записи, собранные с видеокамер.

На первой съёмке он видел, что журналистка стоит возле красивой чугунной ограды и яростно жмёт на кнопку звонка. Судя по цифрам, быстро мелькавшим в углу монитора, ей не открывали достаточно долго.

Глядя на её неинтересную рожицу, Роман сразу понял, что она не привыкла топтаться у закрытых ворот. Видимо, все остальные её собеседники относились к ней намного внимательней. А может быть, и встречали её у входа в имение.

Наконец, она потеряла терпение и полезла в объёмную сумку, висевшую на костлявом плече. Достала свой телефон и с большим раздражением стала кому-то звонить.

Минут через пять появился охранник. Первым делом, он проверил документы у гостьи. Приложил к замку магнитную карточку, и чугунные ворота слегка приоткрылись. Впустив журналистку на территорию парка, он указал на дорожку из «дикого» камня и повёл к огромному дому. По дороге он что-то ей говорил. 

«Наверное, — догадался Роман, — предупреждал, чтобы не лезла к хозяину с рукопожатием, а тем более с поцелуями. И вообще, не приближалась ближе положенного городским этикетом».

Охранник довёл журналистку до обширной площадки, лежащей перед входом во дворец олигарха. Знаком показал, что ей предписано стоять в трёх метрах от основания лестницы. Убедился, что она его поняла, и лишь после этого куда-то исчез.

Высокие двери открылись, и олигарх вышел из дома с такой удивительной важностью, словно он был сановным вельможей прошедших времён. Пожилой, но всё ещё приятный мужчина неспешно спустился с большого крыльца, имевшего не меньше десятка широких ступеней. Остановился в полутора метрах от гостьи и что-то сказал.

При небольшом напряжении Роман мог читать по губам у людей, говорящих по-русски. Сейчас он не стал этого делать. Его не занимал сам разговор с журналисткой. Было куда интереснее понаблюдать за её поведением и постараться заметить какие-то странности.

Судя по некрасивым чертам, гостья была весьма недовольна тем, как её плохо «встречали». Ещё бы, не распахнули ворота перед её новым «мерсом», а заставили ждать целых десять минут. Словно она и не лидер «крутой оппозиции», а журналистка из паршивой провинциальной газеты.

К тому же, охранник не отвёл её в дом олигарха, о котором ходили легенды, а оставил у лестницы, как простую прислугу. Да и хозяин не стал с ней любезничать. Не подал ей руку, а встал от неё на большом расстоянии, будто боится от неё подцепить нечто очень заразное.

С трудом справившись со своим раздражением, журналистка вспомнила о предстоящей работе. Придала лицу выражение сосредоточенной сельской учительницы и принялась задавать вопросы один за другим.

Олигарх не стал отвечать. Остановил её взмахом руки. Предложил пройти в сад и, не дожидаясь согласия гостьи, пошёл по зелёной лужайке. Было видно, что он не собирался потворствовать женщине, и вёл себя так, как считал это нужным.

«Да уж! — подумал Роман. — Имея такую супругу, как у него, поневоле научишься не замечать любые женские чары. К тому же не такой замухрышке, как эта, — детектив бросил насмешливый взгляд на расстроенную журналистку, — вить из кого-то верёвки. Не тот внешний облик, не та сила взгляда.

Хотя кто его знает, что она может внушить, оказавшись поблизости? Ведь так по экрану об этом не скажешь. Зато магнат может знать о ней значительно больше и только поэтому держится от неё на большом расстоянии. Видимо, не хочет попасть под её «обаяние». Или пытается поставить её на то самое место, которого она, по его высокомерному мнению, несомненно, заслуживает».

Растерянной женщине ничего не осталось, как двигаться вслед за хозяином. Они дошли до середины лужайки, засеянной густой травой. Сели на садовые стулья, стоящие возле стола, и стали о чём-то беседовать. Причём разместились не рядом, а напротив друг друга. Так что пустая столешница разделяла их, словно широкая нейтральная зона.

Минут через двадцать магнат посмотрел на весьма дорогие часы. Сказал нечто такое, мол, время закончилось, и первым встал с садового кресла. Причём как-то неловко опёрся на правую ногу. Конечность слегка подогнулась, и мужчина опёрся рукой о стол.

Заметив это движение, Роман неожиданно понял, что он уже видел нечто подобное. Он прокрутил в голове свои мысли, возникавшие в ходе просмотра, и постарался вспомнить, когда это было.

А случилось всё это в то самое время, пока он стал размышлять о красоте жены олигарха и о невзрачности гостьи. Видимо, столь важная тема целиком заняла мозг детектива, отвлекла от наблюдений, и он упустил кое-какие детали. Хорошо, что в сознание всё отложилось и выплыло из глубины на поверхность в нужный момент.

Отмотав запись немного назад, Роман вернулся к тому месту, где хозяин поздоровался с гостьей. Остановил поток вопросов и предложил пройти на лужайку. Вот он идёт впереди. Кипящая от раздражения женщина тащится сзади.

Детектив сосредоточил внимание на самом олигархе и вдруг заметил, что он немного припал на правую ногу. Тотчас выровнялся и двинулся дальше. Но теперь он немного прихрамывал.

«Скорее всего, он оступился на «английском» газоне. Попала нога в какую-то малозаметную ямку, вот тебе и лёгкая травма, — подумал Роман. — Сгоряча ничего не заметил. Потом, когда стал подниматься с удобного кресла, вновь наступил на правую ногу и почувствовал лёгкую боль.

Так бывает при обычном растяжении связок. Да и несильный вывих так же даёт себя знать. К тому же мужчине было уже больше шестидесяти. В его «зрелом» возрасте подобные казусы случаются значительно чаще, чем в ранней юности».

Разобравшись с моментом, когда у олигарха возникла его хромота, детектив продолжил просмотр видеозаписи. Увидел, как мужчина холодно простился с навязчивой гостьей и направился к дому. Поднялся по широким ступеням крыльца. Прошёл меж высокими колоннами портика и скрылся в широкой двери, распахнутой расторопным слугой.

Судя по выраженью лица, журналистка не ожидала, что интервью так резко закончится. Она растерялась, застыла на месте и не знала, что ей теперь делать. То ли бежать вслед за хозяином и пытаться задать ещё пару вопросов, так сказать, на ходу. То ли собрать свои записи и уйти восвояси.

Пока она так размышляла, к ней подошёл плотный охранник, вынырнувший неизвестно откуда. Едва заметно кивнул и очень настойчиво, явно в полицейской манере, предложил ей пройти прямо к выходу. Без лишних любезностей проводил до ворот, выпустил её за ограду и запер чугунную створку.

На флешке, принесённой заказчицей, были ещё три видеозаписи, снятые с различных сторон. Все они повторяли друг друга и не добавили ничего интересного к тому, что уже знал детектив. Затем пришла очередь уголовного дела.

Изучив его от «корки до корки», Роман узнал, что смерть произошла от несчастного случая, и перешёл к отчёту прозектора. Здесь всё было тоже очень знакомо и, самое удивительное, очень поверхностно. Гибель от столбняка, и больше никаких вариантов.

Даже растяжения связок на правой ноге не было там упомянуто. А ведь от него должна была появиться лёгкая опухоль. Зато обнаружилась неглубокая ранка на икре правой ноги. Судя по описанию, это был укус насекомого, похожего своими размерами на обычного слепня.

Желая проверить запись прозектора, Роман промотал видеозапись до тех самых пор, когда олигарх оступился. Замедлил скорость просмотра и стал изучать кадр за кадром. Благодаря этой дотошности, он заметил какую-то странную линию, мелькнувшую в районе ноги человека. Она догнала его сзади. Коснулась штанины и улетела в кусты, растущие справа.

Увидев эту картину, Роман немедленно вспомнил о том, как три года назад с ним случилось нечто подобное. Причём приблизительно в это же самое время. То ли в конце жаркого августа, то ли в начале бабьего лета.

Он шёл на работу к восьми. Был одет в летние светлые брюки и такую же лёгкую тенниску. Вдруг нога подломилась, словно он наступил в какую-то ямку. Роман едва удержал равновесие. Удивлённо посмотрел на ровный асфальт. Не заметил там даже маленькой трещины и, придя в полное изумление от своей странной оплошности, двинулся дальше. Сделал пару шагов и осознал, что «отнялась» та конечность, которая его подвела полминуты назад. Причём она онемела так сильно, что парень слегка захромал. Кое-как дойдя до работы, он пошёл в туалет. Заперся в тесной кабинке и снял с себя брюки. Осмотрел отказавшую ногу и обнаружил огромный желвак на бедре, чуть выше колена.

В детстве парень часто гостил у родной бабушки в подмосковной деревне и видел у знакомых ребят точно такие отметины. Как объяснили ему пацаны, это укусы самок слепней.

Слепни — это такие кровососущие мухи, которых очень много живёт на всех континентах земли. Особенно часто они встречаются в сельских районах. Они бывают длиною до двух сантиметров и имеют такой же размах крыльев. Летают удивительно быстро. Ударяют во всех крупных животных, что попались им на пути, и пробивают своим яйцекладом даже самую толстую кожу. Откладывают яйца в тело несчастного зверя и мчат себе дальше.

Причём эти противные мухи не отличают людей от других теплокровных. Но самое странное в том, что самцы у них не питаются кровью, а потребляют только нектар от цветов.

Из яйца вылупляется небольшая личинка и ест мясо животного, в котором она оказалась. Быстро растёт, а потом превращается в куколку. Из неё выбирается уже взрослая особь, способная к размножению.

Пока личинка растёт в теле животного, несчастная скотина ужасно страдает от воспалений и боли. Поэтому лучше всего её удалить хирургическим способом. По-другому никак не выходит.

Роману тогда повезло, и в нём не оказалось яиц, отложенных самкой слепня. То ли она промахнулась, то ли уже все яйца истратила на кого-то другого. Парень сбегал в аптеку, купил антисептик и обработал им ранку. Несмотря на лечение, укус тотчас воспалился и очень сильно и долго болел. Видно, в него попала инфекция.

«Значит, —  сказал себе детектив, — олигарха, вершителя судеб миллионов людей, цапнул обычный слепень. К тому же в самый неудачный момент, когда у него берут интервью. Он не мог снять с себя брюки в присутствии дамы. Найти и обработать саднящий укус. Он, как настоящий мужчина, должен был сидеть перед ней и отвечать на дурные вопросы».

К несчастью магната, самка слепня занесла в него возбудителя такой смертельной болезни, как столбняк Бруннера. Почувствовав, что ему становится дурно, олигарх прервал разговор. Сказал журналистке: «Прощайте мадам!» — и вернулся домой. Там он свалился в кровать и крепко уснул. Когда жена увидела, что ему очень плохо, время было упущено. 

Решив столь непростую загадку, Роман взял телефон и позвонил мажордому. Услышал солидный мужской баритон, больше подходящий министру космической отрасли. Представился всеми своими регалиями и тотчас спросил:

— Когда я могу осмотреть место недавней трагедии?

— Если хотите, то приезжайте прямо сейчас, — не чинясь, ответил слуга. — Я буду здесь до позднего вечера, — после чего объяснил, как и куда нужно ехать, а под конец сообщил: — Пропуск для вас будет заказан. Назовёте на КПП своё имя с фамилией. Предъявите документ, подтверждающий личность, и вас пропустят на территорию нашего небольшого посёлка.

В ответ на такую любезность, детектив благодарно сказал:

— Большое спасибо, — добавил: — Выезжаю немедленно, — и отключил телефон.

Спустя два часа Роман добрался до нужного места. Оглянулся вокруг и понял, что оказался в одном из прелестнейших уголков Подмосковья. Рядом протекала небольшая река, а вокруг простирались поля с перелесками.

К удивлению парня, его не стали долго мурыжить на входе, как ту журналистку. После того как он позвонил у ворот, всего через пару минут появился охранник. Открыл чугунную створку и повёл на лужайку, где прошло интервью. Там до сих пор стоял круглый стол и несколько кресел с подушками, лежавших на жёстких сиденьях.

Охранник подвёл его к основанию лестницы и замер возле неё, словно статуя. Детектив тотчас догадался, что в дом его тоже не пустят. Решил, что это и к лучшему, и достал из сумки смартфон, включил наладонник и запустил первую видеозапись из тех, что получил от заказчицы. Просмотрел несколько кадров. Встал на широкой площадке так же, как стоял олигарх трое суток назад. Повернулся к столу, стоящему в центре лужайки, и двинулся тем же путём, каким шёл умерший мужчина.

Постоянно сверяясь с экраном, он прошагал весь путь от крыльца до стола. Причём очень внимательно смотрел себе под ноги. Как и ожидал детектив, «английский» газон оказался идеально укатанным, словно отличное футбольное поле на стадионе «Уэ́мбли». Никаких колдобин в траве здесь никогда не водилось, и запнуться о ямку здесь было никак невозможно.

«Значит, — сделал вывод Роман, — причиной хромоты олигарха была обычная самка слепня. Вернее сказать, укус насекомого. Глядя на снятое видео, можно понять, что противная тварь ударила в икру человека и отлетела к той группе кустов, что растёт по правую руку.

Пойду посмотрю, может быть, она была оглушена первым ударом о ногу бедняги, потом разбилась о ветки и теперь лежит там спокойно в траве? Хорошо бы её отыскать и отдать на проверку. Если в ней обнаружат токсин столбняка, значит, я прав».

Парень приблизился к куртине сирени и услышал, как в сумке, висевшей у него на плече, что-то тихонько пищит. Он расстегнул молнию. Глянул внутрь и вспомнил, что, когда собирался в поездку, взял со стола «глушилку для микрофонов». Однако не отнёс её в сейф, как сначала хотел, а по привычке сунул в верный наплечный баул. Мол, пусть мудрёная штука Ивана побудет рядом со мной. Вдруг ещё пригодится? Вот и сгодилась, словно в воду глядел.

«Интересно, на что это устройство сейчас реагирует? — с удивлением подумал Роман. — Опять на разобранный на части смартфон или на что-то совершенно другое?»

Он присел на корточки и, двигаясь гусиным шагом, медленно пошёл вперёд. Скоро зуммер стал гудеть на полную мощь. Парень сунул руку в спортивную сумку и отключил аппарат.

Встал на колени, нагнулся к самой земле и пристально вгляделся в густую траву, росшую у корней сиреневого куста. Увидел среди стебельков что-то блестящее и решил, что это глаза крупного слепня, которые при солнечном свете горят всеми переливами радуги.

Опасаясь того, что тварь до сих пор жива и, возможно, ещё может кусаться, Роман взял тонкую веточку, лежавшую рядом. Протянул её вперёд и осторожно коснулся хрупкого тельца. Никакого движения лапок и крыльев у членистоногого детектив не заметил.

Парень подвёл под него пальцы левой руки, поднял к лицу и разинул рот от удивления. Оказалось, что это вовсе не слепень, как он ожидал, а стрекоза большого размера. Она была ростом не меньше чем десять сантиметров в длину и с таким же широким размахом крыльев.

Такие природные вертолёты часто встречаются в нашей столице и в самом Подмосковье. Обычно они появляются в середине июля и летают в воздухе до наступления холодных дождей. Однако этот большой экземпляр чем-то отличался от них.

Лишь секунду спустя, Роман осознал, в чём здесь причина. Выяснилось, что на спине стрекозы закреплена электронная плата размером с копейку. Мало того, из этой инородной детали торчал длинный шип толщиной с иголку от небольшого шприца. Остриё проходило над головой насекомого и выступало вперёд миллиметров на десять.

Детектив вспомнил фильм из интернета, который видел недавно. В нём говорилось, что учёные многих стран пытаются научиться управлять насекомыми. Для этого в тело членистоногих вживляют электронные платы. Платы принимают сигналы, посланные небольшим передатчиком, и отправляют их дальше, в нервную систему животного. После чего оно выполняет ту или иную команду из тех, что ей даёт человек.  

«Значит, — сделал вывод Роман, — управлять летучими тварями кое-кто научился. Теперь стал их использовать как орудие для убийства магнатов. Прикрепил на спину большой стрекозы тонкий шприц с возбудителем столбняка и сильным снотворным. Включил передающую аппарату и взялся за джойстик. Направил живой вертолёт на человека, словно истребитель в компьютерном авиасимуляторе, вонзил в цель остриё и постарался увести насекомое в сторону как можно быстрее.

К сожалению злодея, хитиновый панцирь животного оказался достаточно хрупким. От удара о ногу «клиента» плата сильно сместилась и повредила часть внутренних органов. Связи, нужные для управления тварью, мгновенно распались. Устройство, предназначенное для убийства магната, вышло из строя и упало в десяти метрах от места атаки. Отлети оно немного подальше, и я бы ничего не нашёл».

Детектив вспомнил, что стоит на коленях под кустом пушистой сирени. Причём делает это на глазах у охранника, что находится возле крыльца. Мало того, наверняка и несколько видеокамер его усердно снимают. Так что нужно как можно скорее двигаться дальше, будто ничего не случилось.

Он согнул большой палец внутрь. Накрыл им стрекозу, лежавшую на раскрытой ладони, и прижал так осторожно, чтобы не раздавить её хрупкое, уже иссохшее тельце. Причём постарался не уколоться об остриё, залитое ядом. К счастью, ему удалось всё это проделать.

Затем парень поднялся на ноги и, немного согнувшись, словно что-то ищет в траве, потопал вперёд. Он старался вести себя так, чтобы со стороны казалось, будто его ладонь совершенно пуста.

Шагая как можно естественней, Роман покружил возле кустов. Невзначай провёл рукой над открытой сумкой и уронил в неё свою небольшую находку. Потом вернулся к крыльцу и встретился с внимательным взглядом секьюрити.  

— Нашёл что-нибудь? — спросил мрачный детина, сложенный словно Кинг-Конг.

— Нет там в кустах ничего, — отмахнулся Роман: — Разве можно хоть что-то найти при обычной естественной смерти? Такая смерть не оставляет следов.

Под присмотром охранника он вернулся к воротам. Сел в машину и, никуда не спеша, вернулся в столицу.

На другой день детектив созвонился с заказчицей. Сразу назвался, чтобы она поняла, с кем сейчас говорит, и доложил почти по-военному:

— Я съездил на место трагедии. Всё осмотрел и хотел бы представить вам полный отчёт об этой поездке.

— Хорошо, — согласилась Светлана Ивановна. — Сейчас я закончу кое-какие дела и, ближе к одиннадцати, буду у вас.

Она прибыла ближе к двенадцати, но Роман нисколько на неё не обиделся. Разве можно сердиться на столь обаятельных женщин? Их так мало встречается на нашем тяжёлом пути.

Детектив усадил посетительницу в мягкое удобное кресло, а сам сел напротив. Включил стационарный компьютер. Повернул к ней большой монитор и прокрутил те кадры, где мелькнуло нечто похожее на насекомое. Показал расстроенной даме отчёт прозектора, где есть строчка о месте укуса. А в заключение он рассказал о том, как три года назад его самого цапнул большущий слепень.

На этом, собственно, разговор и закончился. Как с удивлением заметил Роман, она совсем не расстроилась от того результата, что ей сейчас предъявили. Мол, ну, что тут поделаешь, так уж сложилась судьба у бедного мужа.  

Женщина картинно вздохнула. Открыла свою шикарную сумочку. Достала оттуда толстый почтовый конверт, набитый кредитками. Расплатилась им за услуги агентства. Встала из глубокого кресла и направилась к двери.

Роман благодарно кивнул. Выскочил из-за стола и стал говорить на ходу слова утешения. Мол, кто-то гибнет в автомобильных авариях, кто-то при занятиях дайвингом, а кто-то от простого инфаркта, как, например, Константин Николаевич, который умер недавно.

Дама шла прямо к дверям и безразлично кивала. Видно, за последнее время уже успела наслушаться подобных речей.

Проводив заказчицу к выходу, Роман закрыл створку за изумительной женщиной. Вернулся на место. Открыл ящик стола и посмотрел на стрекозу с микросхемой, лежавшую в прозрачной коробочке из-под бумажных салфеток.

Игла по-прежнему была закреплена на спине насекомого и торчала вперёд, словно авиационная пушка у самолёта. Вернее сказать, у махолёта. Говорят, что такие машины в ближайшее время появятся у наших военных.

Да что говорить, они уже появились и даже успешно работают. Одна стрекоза, один вражеский воин, при нынешних ценах на электронную технику отличный размен. А если учёные научатся их делать из пластика, то такие устройства смогут «работать» в любых погодных условиях. Даже холодной зимой.

Роман устроился в кресле как можно удобнее и вспомнил о своих вчерашних сомнениях. Возвращаясь домой, он сильно хотел отдать стрекозу Светлане Ивановне, но потом, ближе к ночи, он вдруг отказался от этой безумной затеи.

Утром он подумал на свежую голову и пришёл к таким заключениям: «Кто его знает, кто замешен в недавней трагедии? Вдруг виновата сама молодая вдова? А что здесь такого уж необычного? Насколько я понял, она человек очень сильный. Вполне могла найти подходящих людей. Подчинить их своей недюжинной воле и заставить пойти на убийство супруга.

Теперь всё возьмёт в свои нежные, но крепкие руки и станет править, как настоящая «железная» леди. И в этом не будет ничего удивительного. Ведь подозрений она вызывает достаточно много. В первую очередь тем, что очень долго не вызывала врача. То ли занималась другими делами. То ли ждала, когда станет поздно оказывать помощь. Вот и выходит, что это дело достаточно тёмное, и, как его размотать, пока неизвестно. По крайней мере, оно не по зубам простому частному сыщику. Тут нужна мощь всего государства, а точнее, спецслужб.

В то время как при современном уровне техники можно натравить стрекозу на кого только хочешь. Один укол в шею, и прощай, белый свет. Роман не олигарх всероссийского уровня, и его скоропостижную смерть никто не станет расследовать. Спишут всё на маньяка, который ходит по городу и тычет иглой в бедных прохожих. Таких психопатов в нашей шумной столице встречалось немало. Полиция просто сбилась со счёта.

Так что к чему рисковать? Лучше отдам эту плату Ивану. Может быть, он что-то придумает? Например, создаст аппарат, который позволит сбивать подобных животных? На худой конец, сможет их отгонять».

Роман хотел написать письмо другу и сообщить о своей странной находке, но вспомнил, что Иван говорил об электронной почте: «Нельзя посылать по ней какие-то серьёзные вещи. Любой человек, который немного разбирается в компьютерной технике, может взломать твой аккаунт и скачать всё, что там оказалось.

Это всё равно, что выйти на улицу и кричать во весь голос. Многие пройдут мимо тебя и не обратят никакого внимания, а кое-кто всё же услышит и намотает на ус. А после начнёт тебя шантажировать».

— И что, нет никаких способов защититься свою информацию? — спросил удивлённый Роман.

— Кроме обычного интернета существует ещё и так называемый «глубинный слой», — ответил Иван. — Это такое киберпространство, куда можно войти, лишь введя особый пароль. Оно отличается от обычного тем, что там существует множество веб-страниц Всемирной паутины, не индексируемых поисковыми системами.

Также в «глубокую сеть» попадают сайты, защищённые авторизацией от просмотра информации третьими лицами. В таком случае, не зная логина и пароля, не удастся в полной мере увидеть содержимое сайта.

А есть ещё «чёрный интернет», куда можно попасть, используя специальные протоколы и определённые программные средства. Эта сеть является местом, где между собой общаются особые подразделения войск и, конечно же, хакеры. Куда же без них, эти хмыри могут пролезть в любую, самую узкую щель.

Однако даже те немногие люди, кто знает, как проникнуть в эту систему, стараются туда не входить. Иначе можно оказаться под прицелом спецслужб.

Детектив, тогда ещё задал вопрос: «А как они смогут найти тебя там, где в принципе невозможна идентификация?»

«Все эти киберпространства, — ответил Иван, — создали сами спецслужбы для своих собственных нужд. Затем они распустили слухи в преступной среде, что все посетители этих сетей сохраняют свою анонимность. Преступники в это почему-то поверили и стали общаться на данных площадках. Так они оказались под колпаком у специальных надзирающих органов. Мало того, я даю тебе стопроцентную гарантию, что даже в этих сетях имеются надёжные способы отследить того, кого нужно. Иначе их давно бы прикрыли».

После той давней беседы друзья не обсуждали дела по телефону или во Всемирной сети. А все разговоры, которые должны были остаться лишь между ними, велись с глазу на глаз. Причём только в квартире Ивана с включённой «глушилкой» и защитой на окнах, не позволявшей снять звуки со стёкол.

Поэтому Роман позвонил старому другу. Напомнил, что давно они не сидели за рюмочкой чая, и предложил ему встретиться.

Иван сказал, что всегда рад видеть гостей у себя и добавил, что в конце рабочей недели он совершенно свободен.

Роман ответил:

— Отлично. Буду к семи, — и отключил телефон. Взял коробочку со стрекозой. Положил её в сейф. Запер дверь на надёжный замок и подумал: «Пусть полежит там до вечера пятницы, а потом переместится в руки Ивана. Надеюсь, он найдёт для неё применение».

 

20.08.2017

 

Александр ФИЛИЧКИН.

43981

 

Филичкин Александр Тимофеевич — российский писатель.
Родился 30 сентября 1955 года в столице Азербайджанской ССР г. Баку, где в то время жили его родители. В 1967 году вместе с семьей переехал в Россию и с тех пор проживает в г. Куйбышеве, ныне г. Самара. После окончания средней школы №66 в 1972 году поступил на вечернее отделение Куйбышевского инженерно-строительного института, который закончил в 1978 году, получив профессию инженера-строителя.
Одновременно с обучением на вечернем отделении работал в проектно-конструкторском бюро Средне-Волжского транспортного управления, где прошёл все стадии профессионального роста от техника строительного отдела до начальника сектора архитектуры и генплана. Все последующие годы трудился в разных проектных организациях города в должности ведущего архитектора.
С 2013 года и по настоящее время работает ведущим архитектором в одном из старейших проектных институтов Самары «Промзернопроект». Занимается комплексным проектированием зданий и сооружений. Уверенно владеет компьютерной графикой и трёхмерным моделированием. При его непосредственном участии разработаны многочисленные объекты, построенные на территории г. Самары и других населённых пунктов области и страны.
Был женат, имеет взрослую дочь.
В свободное от работы время увлекается туризмом и легкой атлетикой. Занимался музыкой, рисованием и лепкой. Сочинял стихи и писал прозу. Рисовал графические юморески, которые печатали в местных газетах.
В 2014 году занялся сочинительством чуть более серьёзно, чем раньше.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить