Loading...

«Роща ста слов», или Что случилось в парке «Ветеран»?

Копия DSC 0047Компания «Московский центр упаковки» приняла учатие в акции «Роща ста слов», организованной журналом «ЭкоГрад» и ООП. Было высажено 30 лип в парке «Ветеран» в Серебряном Бору. Митинга не проводили – ни перед началом, ни в конце. И никто не произносил пафосных речей, не призывал красивыми словами спасти отечество, народ или планету своим трудовым подвигом – просто пришли люди и высадили деревья. Но ощущение, что участники акции выполнили что-то высоконравственное все-таки осталось. Почему? Давайте разберемся вместе.

 

И надо бы, чтоб именно в этот день пошел дождь. Вернее, он зарядил с ночи, и все еще продолжался. Мелкий, холодный. Прямо скажем, не самая хорошая погода для высадки деревьев, особенно, когда этим занимаются горожане – люди непривычные к сельскохозяйственной работе.
В парк «Ветеран» в Серебряном бору по мокрому асфальту, с шипящим звуком, исходящим от шин, разбрызгивающих по обе стороны лужи, подъехали автобус и два легковых автомобиля. В их неспешном движении по узкой дороге, окруженной лиственными деревьями, было что-то торжественное. Прислонясь тесно колесами к бордюру, своеобразный эскорт остановился; едва слышимые двигатели и вовсе умолки. Воцарилась тишина. Правда, длится ей было суждено не долго, потому что через несколько мгновений, как она вошла во владения пространством, распахнулись двери автобуса и показались первые пассажиры.
Они выходили из автобуса и сразу открывали зонты, как десантники, покидающие самолет, парашюты. Движение людей изменило ритм, в котором существовал парк. До сих пор он был мерным, спокойным, побуждая сознание любого находящегося здесь посетителя к лирике или унынию. Но теперь этому пришел конец.
Прибывшие были одеты по погоде и все как один в резиновых сапогах. Значит, понимали, какую работу предстоит делать, «ожидать булки на деревьях» – это явно не про них. Послышался веселый гомон. Освободившись из плена транспорта, они не расходились далеко друг от друга, а даже наоборот, держались вместе. Это был небольшой коллектив, человек двадцать, в основном женщины, но были и мужчины. После того, как последний пассажир покинул пределы автобуса, все двинулись по направлению грузового автомобиля, около которого стояли штыковые лопаты, а рядом на земле лежали саженцы.
Коллектив состоял из сотрудников «Московского центра упаковки» и прибыл сюда для того, чтобы высадить собственными руками тридцать лип.
Вооружившись лопатами, надели перчатки и стали разбирать саженцы. Подшучивая друг над другом, делая остроумные замечания, потихоньку приступали к работе.
– Артисты, что ли? – спросил водитель грузовика, привезшего саженцы.
– А кто ж! – ответил ему водитель поливальной машины, почему-то обидевшись недогадливости коллеги.
Вдруг дождь кончился. Невероятно, но факт. Правда, вслед за этим солнце не появилось и не озарило своим золотым светом поляну и лица участников акции – для полного чуда. Тем не менее бодрости у энтузиастов прибавилось. Была ли она безотчетной, или все же логика им говорила о том, что орудовать лопатой, удерживая над головой зонт, не очень-то удобно, и прекращение дождя освобождало от таких трудностей, – сказать трудно. Хотя, казалось, эти люди готовы были на любое преодоление. Уж так они были настроены. Тут можно долго размышлять, откуда это у них, современных людей, но человека поверить алгеброй – невозможно точно так же, как музыку Моцарта. Не потому ли сокрушался когда-то классик, ухмыляясь в усы: «И откуда что берется?» И мы строить догадки – не станем.

Копия 9O5B8379-4

 

Среди этой группы выделялся лидер, а звали его – Марина Романовна. Она давала четкие распоряжения, но коротко и ясно, и была при этом не строга. Все происходило как-то по-домашнему: никто никому ничего не должен, но все старались. 

Главный редактор журнала «ЭкоГрад» Игорь Панарин задал несколько вопросов Марине Романовне и она любезно согласилась ответить на них:
– Что для вас значит это мероприятие, эта высадка лип, и в чем ваша персональная зинтересованность?
–Во-первых, я считаю, что это отличное экологическое мероприятие. Во-вторых, оно и персонально для меня важно, так как я живу в этом районе. В-третьих, мы все рады, что такая традиция появилась, и мы смогли к ней присоединиться. Люди стали украшать Москву – сажать деревья. Нам дали возможность посадить аллею. Наша организация выделила для этого 20 человек. Я думала, мне будет трудно найти желающих. А вышло наоборот – все хотели, и нам пришлось выбирать.

Копия DSC 0069

 

– По конкурсу, значит?..
– Да, какой-то конкурс появился.
– Чем занимается ваша организация?
– Наша организация – «Московский центра упаковки», занимается изготовлением упаковки таких известных фирм, как Ferrero, Mars, Johnson, наши Объединенные кондитеры, «Черемушки», – ну практически всё, что вы видите в магазине в коробках, мы и изготавливаем. Вот это наш род деятельности: изготовление упаковки из картона и пластика.
– Это серьезно. Я теперь буду всегда обращать особое внимание на упаковку. Скажите, эти тридцать деревьев, которые вы с коллегами высаживаете, останутся в сфере вашего внимания? Или по принципу: высадили и забыли?
–Нет, это же как наш ребенок. Мы будем их растить, смотреть за ними, следить, чтоб ничего не мешало им тянуться к свету.
– А вот очень интересно, как вы будете следить?
– Я думаю, что мы назначим ответственного. Он будет приезжать и смотреть. Всё, что необходимо: в какой-то момент полить, в какой-то момент удобрить, подрезать – мы обязательно будем делать.
– Что для важно в этой акции?
– Мне все-таки нравится, что мы высадили деревья. Да и как-то престижно иметь аллею «Московский центр упаковки». Красиво звучит. Самое главное, что все сотрудники предприятия к этому мероприятию готовились, хотели участвовать. Это какое-то объединяющее нас мероприятие. Объединяющее нас в любви к родному городу, к экологии, к природе. То, что здесь еще остался такой красивый лес – это очень хорошо.
– Спасибо вам большое.

Копия DSC 0080

 

После окончания работ, все собрались около летней эстрады парка «Ветеран». Там был разбит огромный белый шалаш, внутри которого стояли столы, накрытые белыми скатертями. Чай и кофе согревали изнутри, теплые мягонькие пирожки – кто-то позаботился, чтобы они оставались теплыми, пока коллектив трудился, – утоляли голод. На воздухе всегда приятно подкрепиться, особенно хорошо поработав, а тут еще чувствовалась чья-то забота, отчего становилось теплее на душе. Но главное не это. Больше всего грело сознание, что сделано что-то хорошее, полезное, красивое. И вся компания пребывала в хорошем настроении.
- А где пресса-то? – спросил кто-то, не признав в моем лице корреспондента.
– Пресса работает, не переживайте, – откликнулся я.
– Где? – переспросил все тот же голос. Пришлось подойти поближе и представиться, и женщина, настаивавшая на том, чтобы пресса показалась, вдруг смутилась. Звали ее Елена Горина.
– Как вам понравилось это мероприятие? Интересно ли? Что привлекло? Что нет? Удобно ли? – поинтересовался я у нее, выполняя свой служебный долг.
– Все очень хорошо. Понравилось. Только мало деревьев посадили. Но надеемся еще поучаствовать.
– А сколько сейчас было?
– Ну, тридцать, – ответила Елена Горина.
– Вам мало тридцати деревьев, и вы хотели бы еще поработать? – удивился я.
– Да, конечно, с удовольствием.
Тогда я обратился к высокому молодому человеку, наблюдавшему за нашей беседой:
– А вы что скажите? Как вас зовут?
– Меня зовут Тарасенко Николай. Я считаю то, что это мероприятие очень актуально как и для фирмы, так и для сотрудников. Можно будет потом прийти, посмотреть и сказать: «Вот я посадил эти деревья». Рассказать друзьям, знакомым, родным. Так что это хорошая акция.
– А вы готовы за ними еще и ухаживать? Приходить на какие-то мероприятия, скажем, для того, чтобы вскопать землю рядом с деревом, подправить что-то, убрать листья.
– Думаю, это опять же надо в коллективе делать, чтобы все пришли и сразу все деревья обработали...
- Вот как? Вам здесь весело?
- Очень, очень.
– Дружный у вас коллектив, – вздохнул я, вспомнив недавние споры со своими коллегами.
– Конечно. Как иначе-то работать? – подтвердил мои слова Николай Тарасенко.

Копия DSC 0088

 

И опять начался дождик. Нет, он никому не мешал, можно было укрыться под куполом шалаша или раскрыть над головою зонт. Но какое общее коллективное чувство диктовало необходимость перемены обстановки. Как-то без призыва, а само собой все дружно перебрались на крытую эстраду и разместились полукругом в несколько рядов. Хотелось беседовать, делиться впечатлением. Не хватало, кажется, только костра, гитары и песен. Правда, тогда я об этом как-то не подумал – это пришло мне в голову только сейчас, когда я вспоминаю, как было тогда. Возможно, отсутствие и костра, и гитары, и песен помогло духовному сближению, мы сосредоточились больше на идущем от сердца тепле друг друга, искреннем чувстве каждого – здесь и сейчас, что соединяло нас, и в результате привело к эффекту коллективной гармонии. Все-таки хорошо в компании – среди добрых и умных.
Я прослушал запись нашей беседы, проходившей под крышей летней эстрады и аккомпанемент дождя. Это был сплошной добродушный смех. Но был и коллективный разговор и что-то открылось в нем важное...
Задаю вопрос сразу всем:
– Было сложно участвовать в акции или нет?
– Нет, абсолютно, – отвечают, а кто именно я даже не уследил.
– Ну а готовиться к сегодняшнему мероприятию было трудно? Наверное, специальную одежду пришлось подбирать...
– Мы же все дачники, – заметила Марина Романовна. – Я скажу, что у нас один товарищ даже пошел и сапоги купил резиновые специально для такого случая. Надо его снять на фото с сапогами.
Все смеются, а товарищ подтверждает слова в свой адрес возгласами «точно, точно» и даже демонстрирует новые резиновые сапоги.

Копия 9O5B8630

А морально? Морально трудно было готовиться? Наверное, кому-то не хотелось... – стараюсь я докопаться до истины.
– Я же говорю, – ответила снова Марина Романовна, – думала, что мне будет трудно набрать количество народа – 20 человек. В итоге пришлось просто вычеркивать. Люди просились, но мы уже не могли. У нас автобус только на 18 человек. Ну, кто-то на машине. Очень много желающих. Я сама была удивлена. Больше всех вот... – она указала на девушку, и тут раздался смех, и уже сквозь него Марина Романовна добавила:
– Пришлось вычеркнуть одного товарища, чтобы взять очень желающую. Вот она, можете ее сфотографировать.
– А как вас зовут? – обратился я к девушке, на которую мне указали.
– Елена Жукова, – ответила она.
И тут кто-то выкрикнул:
– Елена Жукова, попалась! – и снова раздался дружный смех.
Пока я готовил свой фотоаппарат, девушка исчезла из моего поля зрения. Тогда я снова обратился к коллективу:
– А когда вчера ночью начался дождь, что вы подумали?
– Хорошая примета, кстати, – услышал я в ответ.
– Как раз сажают в такую мокрую погоду, – добавил кто еще.
– Никто не помешает нашему мероприятию, – это была Елена Горина.
– Благоприятная погода, – сказала Марина Романовна Линович, – поливать не надо. Сейчас осень – деревья хорошо приживаются. Это во-первых. А во-вторых, я все-таки когда ехала, молила Бога, чтобы дождь прошел в этот момент, и он прошел. Видимо, мероприятие богоугодное мы делаем.
– Кто-то, наверное, первый раз сегодня высадил дерево?
– Я думаю, что для нашего коллектива это не очень привычное дело – сажать деревья, – ответила за всех Марина Романовна.
– А чем вы занимаетесь на работе? – обратился я к Марине Романовне, и все дружно засмеялись.
– Я? Всем! – ответила она.
– Нет, а все-таки... конкретно... – допытывался я, полагая, что коллектив хохочет просто по инерции.
– Марина Романовна – генеральный директор, – пояснил кто-то со стороны. И новая волна смеха прокатилась по летней эстраде и окружающим ее просторам парка «Ветеран». А я, кажется, покраснел, во всяком случае почувствовал, как пылают мои щеки.
«Вот простофиля! – сердился я на себя, – как же можно было не заметить очевидного!» Собственная невнимательность меня огорчила, мне хотелось выйти из положения.
– Я хотел сказать, что кто-то из вас работает в администрации... – начал было я, но тут мне показалось, что у меня получается намек, да еще и неуклюжий, и щеки мои запылали сильнее прежнего. На выручку пришла сама Марина Романовна.
– Все по-разному, – ответила генеральный директор, – здесь все отделы представлены... даже товарищ... Сергей, как называется правильно твоя служба?
– Специалист по охране труда, – ответил мужчина с заднего ряда.
– Специалист по охране труда, – продолжила Марина Романовна. – Мы приехали сюда прямо со специалистом по охране труда – Сергеем Вяткиным, чтобы никаких травм...
Аудитория взорвалась смехом. Марина Романовна продолжила:
– У нас здесь и IT, и конструктора, и экономисты, и менеджеры по продажам, и секретари, и начальник препресса, и закупки, и директор по качеству, и технологи, бухгалтеры, экономисты. Хотели охватить всех, чтобы какой-то, ну, общий был интерес, общая сплоченность. Из разных отделов по одному сотруднику. Конечно, не получилось собрать работников из самого производства непосредственно: печатников, вырубщиков, складское хозяйство. Потому что если бы мы всех собрали, получилось бы 350 человек. Тогда нам нужно было минимум посадить 1000 деревьев.

Копия DSC 0072

Участники акции "Роща ста" – сотрудники Московского центра упаковки. Слева в первом ряду – Марина Романовна Линович, генеральный директор компании МЦУ

 

– У оставшихся есть шанс?
На этот вопрос первой среагировала Диана Смидович, сидевшая в первом ряду, прямо напротив меня.
– Шанс есть, конечно, – произнесла она, – в следующий раз мы возьмем из цехов. Я думаю, что если мы заложим эту добрую традицию, а у нас в компании работают люди по 10, по 12 лет, – это будет здорово... Кто-то, вот я, например, родила Софью, у меня Софье 9 лет, а мы ходим сюда, в Серебряный Бор... Вот я ее приведу еще, там, через 9 лет, и скажу: «Вот 9 лет назад мы посадили дерево». А они уже... Эта липа вырастет большая, будем собирать ее цветы и чай пить.
– Прекрасные перспективы, – согласился я.
– Конечно, – рассуждала дальше Диана, – вот из таких мелочей и создаются традиции, какое-то внутреннее отношение помимо общей работы.
Во время нашего разговора я заметил тихую девушку, скромно укрывшуюся как-то сбоку от общего внимания. Она реагировала на происходящее – я заметил боковым зрением, как она смеется, – но не принимала участия в нашей беседе.
– Вы, наверное, никогда раньше не сажали деревьев? Как же вы сегодня справлялись? – обратился я к ней.
– Как это не сажала? Сажала! – возмутилась она и своей реакцией рассмешила сотрудников и меня.
– Где? Когда? – не верил я, но не взаправду – понарошку, хотя девушка, похоже, не заметила, как кончики моих губ неумолимо поднимались вверх, несмотря на мои усилия их удержать на месте.
– На даче сажала, – серьезно отвечала она, чем снова у всех вызвала смех.
Крыть мне было нечем, правда была очевидна, так что пришлось слегка сбавить напор.
– Дачники, дачники... эх, легко вам жить – все можете, все умеете, – притворно примирялся я с логикой девушки, а затем снова задал вопрос, чтобы поставить ее в тупик:
– Но ведь то, что на даче – было по-домашнему, а тут, наверное, следовало сажать по-научному?..
– У нас были консультанты. Они нам помогли, подсказали, показали на первом пробном кустике. А дальше мы сами.
Я окончательно сдался под явным превосходством аргументов тихой девушки, которая на поверку оказалась бойчее и находчивее меня. А звали её Елена Харченко.
После беседы сотрудники Московского центра упаковки стали собираться... нет, не домой, а на свою трудовую вахту. Рабочее время не окончилось – была середина дня вторника, им предстояли заботы по своей профессиональной деятельности. IT, и конструктора, и экономисты, и менеджеры по продажам, и секретари, и начальник препресса, и закупки, и директор по качеству, и технологи, бухгалтеры, экономисты – торопились по своим рабочим местам, чтобы отдать ум, навыки и силы непосредственному делу жизни.
Напоследок мне удалось побеседовать с Дианой Смидович – заместителем генерального директора по продажам «Московского центра упаковки».
– Итак, Диана, что бы вы хотели рассказать мне и читателям журнала об этой акции?
– Этот выезд был такой, очень осознанный. Мы очень долго работаем с крупными глобальными компаниями, такими как: Ferrero, Mars, Johnson & Johnson, Colgate, Unilever, Nestle и другими... Словом, это десятки крупных компаний, которые потребляют большое количество картона, а мы, соответственно, производим для них упаковку. Они очень обеспокоены защитой окружающей среды, и у них есть много разных внутри глобальных программ, к которым присоединились, естественно, и мы. Одна из них связана с использованием картона, который получают из лесов. Разумеется, тут все по закону. Картон сертифицированный, а леса вырублены легально, по квотам. И компании, занимающиеся этим, высаживают деревья в таком же количестве, в котором потребляют, выпуская свою продукцию.
В России эта проблема очень мало освещена, в России много есть вырубки нелегальных лесов. К сожалению, даже нет статистики. Но мы решили, так как мы фактически перерабатываем этот картон и покупаем картон (напомню, сертифицированный), мы решили немножко пойти дальше этой проблемы и сделать личное участие каждого сотрудника: посадить дерево. Сама история: посадить каждому человеку дерево, я считаю, что это очень хорошо, это сохранение природы, сохранение будущего для себя, для детей и для понимания, что это важно... Вообще важно для всей планеты в сегодняшних условиях.
Поэтому сегодня это только самое начало, небольшой вклад. Мы сегодня посадили 30 деревьев липы. Я считаю, что на этом не нужно останавливаться, нужно бережно относиться к бумаге, нужно бережно относиться к лесу. И фактически это для нас такая символическая сегодня история помимо практической. И я надеюсь, что мы будем продолжать в этом же духе.

Копия Диана Смедич

Диана Смитович

 

– Я заметил, что акция у вас сегодня проводилась как праздник, а не просто это был труд, обязательства, символ.
– Конечно. Для всех это огромное удовольствие. Во-первых, выезд на природу; прекрасный Серебряный Бор, парк Ветеран. Хотя дождик нам сегодня немножко испортил настроение, но и даже дождик...
– Я что-то не заметил, чтобы настроение пострадало. Даже наоборот, по-моему...
Диана слегка задумалась, видимо, проверяя свое ощущение, а затем сказала:
– Да, вы правы, не пострадало... В целом акция наша – это и для компании хорошо, и для людей. И это такое, скажем, поднятие корпоративного духа, и настроение. Это не просто выезд, а именно благое дело. Вот в этом и преимущество. Немножко взгляд в будущее.
– Хорошо...

Копия 9O5B8357-4

 

Мероприятие закончилось. Этот небольшой коллектив, представлявший компанию «Московский центр упаковки», невольно продемонстрировал, что наши люди хотят приносить пользу стране, городу, людям, – главное, чтобы они сами видели эту пользу, а не проявляли энтузиазм, слепо доверившись абстрактным призывам. А в такой акции они её почувствовали. И потому, наверное, этот свободный труд свободно собравшихся людей оставил после себя благоприятное впечатление.

 

Юрий АНДРИЙЧУК

Фото Игоря ПАНАРИНА

2,6,9 фото предоставлены МЦУ

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить