Винтовка – это гнозис: власть репетирует гламурный суицид

«Выйти из-под контроля» – под таким девизом, воспетым питерским рок-радикалом всех времён Михаилом Борзыкиным («Телевизор»), прошла юность поколения Перестройки. Сегодня им/нам уже за 50, былые шествия и драки пытаются уйти в историю, но не выходит. Нас снова зовут на баррикады, призывая к объединению всех оппозиционных сил под знаменем постанархизма с переменой девиза на «делай то, что страшно». Хочется оставить новую идеологему её пародийным теоретикам, но тоже не получается, хотя и по причинам, от маргинального истеблишмента не зависящим. Просто на баррикады нас ещё и толкает власть, тотально радикализирующая общество разрушением образовательных и коммуникативных парадигм и обнажением рефлексивных практик. Попробуем понять, как с этим жить, и что стоит прихватить по пути на уличный баттл с апологетами низкой социальной ответственности нынешней российской власти – пузырь с виски или с «коктейлем Молотова».

34 3

Прораб нашей с вами Перестройки, её вдохновитель и воспитатель организаторов Юрий Андропов 35 лет назад сказал, что мы не знаем общества, в котором живём. Шок от его слов дошёл до адресатов спустя много лет спустя, хотя генсек ЦК КПСС и многолетний глава КГБ уж точно знал, что он имеет в виду. Кроме официальных отчётов Госкомстата СССР (подцензурных), социологических исследований и опросов (строго регламентированных и по больше части заказных, закрытых для публикации) КГБ вёл свою исследовательскую линию – но только на рубеже веков, посмотрев сливы из службы безопасности «Группы МОСТ», возглавлявшейся экс-куратором 5-го (антидиссидентского) управления КГБ Филиппом Бобковым, можно было проорать от скудоумия обитателей Лубянки – «и такие … (нужное поставить) нас преследовали???». Увы, преследуют до сих пор, не поумнев ни на йоту, так что наши соболезнования прозревшему Андропову, либералу по направлению и национальности, который излишне понадеялся на потомков.

Впрочем, лубянские потомки нашли адекватный своему кругозору выход. Не можем узнать свою страну во всей её «цветущей сложности» – переделаем её сверху, организовав прокрустово ложе «упростительного смешения» (все эти термины ввёл около 150 лет назад русский мыслитель Константин Леонтьев). Проще некуда – Росстат делает нужную статистку (чего стоил ржач последних месяцев, когда найденный в саратовских дебрях новый глава Росстата в качестве вступительного экзамена нарыл в России экономический рост), ВЦИОМ, отжатый государством-рейдером у основателей ещё в 2003-м, делает нужные рейтинги (в близости нового Центра под старым брендом к Кремлю и Старой площади убеждают скандалы, даже попавшие в Википедию), локальные социологические центры (ведь монополии, как на статистику, здесь нет) можно приручить в рамках законодательства об общественных организациях – и дело в шляпе. И это правда, но лубянские аборигены забыли, что их шеф Андропов не просто так сказал эту фразу и тем более дал указание готовить Перестройку. Он-то (с помощью методологов-«щедровитян») знал, что проективное управление на основе пакетных программ – оно в основном долгосрочное, минимум среднесрочное, показатели для которого не спустишь вниз со Старой площади. Они должны поступить туда, а не оттуда.

И тут «ЭкоГрад» как бы седлает своего любимого конька – отсутствие репрезентативной информации с мест и алгоритмов её обработки с последующей пакетной генерацией ставит жирный крест на всякой осмысленной госполитике. Мы пишем об этой «клозетной разрухе в головах» минимум лет пять, и с каждым годом ситуация всё хуже. Уловители трендов не работают, и нет поводов надеяться, что они deus ex machina реанимируются. Информационный хаос уже открыто угрожает целостности власти, и, как показали события чеченско-ингущского противостояния в вопросе о границе, традиционные (т.е. государственные) институты не работают от слова «совсем», а влияют на ситуацию местные низовые структуры, на которых наверху нет ни влияния, ни даже элементарного представления, что это такое. Ситуация, когда ОМОН молится месте с протестующими о ниспослании мира и согласия, не только не входит в планы Кремля, но и на Лубянке выглядит дикостью. И здесь не отмахнёшься, как во времена она директор Службы внешней разведки узнавал о смерти северокорейского лидера из СМИ (!!!). Тут надо реагировать, а как это делать при отсутствии информации и систем её верификации, никто не знает.

Ускорение темпов трендогенерации – чисто научная закономерность, типа закона Мура, но для политиков она стала котом Шрёдингера. В ответ на массовые запросы снизу рождаются новые общественные организации, для которых у власти есть только один метод коммуникации – репрессивная дубинка. Не потому, что они все подряд оппозиционные, – они просто апиори непонятные, с которыми надлежит поступать согласно методичкам Вологодского института ФСИН образца 1980 года. Карты в штабе не меняются – никогда (с). Интегрируются в систему лишь отделения РПЦ, что без пользы, ибо популярностью среди активистов они по понятным причинам не пользуются. Итого – власть не реагирует на социальные запросы, налицо обострение традиционного раскола русского общества, верхи не могут – низы не хотя, пока пат, потом революция. И это всё – из-за гнилой статистики и образовательного секвестра.

И тут власть начинает осознавать, что незнание ею собственной страны, ещё терпимое при всевластии КГБ, начинает угрожать существованию её, власти, самой. Недавнее заявление главы Счётной палаты, титулованного либерала и политического креатора Алексея Кудрина, что информационные базы на сайтах министерств и ведомств обновляются плохо, поэтому для экономистов/политиков нет объективной аутентичной картины, есть продолжение недоумения Андропова, на которое есть другой ответ властных охранителей, правда, извлечённый из того же болота. Речь идёт о пропаганде, куда входят как составные части и фальсифицированные социология и статистика, но которая гораздо шире. Те, кто видел несколько минут из шоу Владимира Соловьёва на федеральном канале, поймут о чём речь. Пропагандон на содержании, размер которого он также сделал элементом шоу, позволяет себе свободу не только от любой статистики и социологии, но от логики вообще, оперируя символами в поле постправды. Г-н Кудрин, конечно, понимает, что пропаганла не есть обмен информационных веществ, и что такой цирк по другому ведомству, но более ничего нет. Вообще ничего. Как же быть?

1551509

D0uCD71

Уточним, что манипулятивные системы сверху, подаренные Лубянкой Кремлю не без участия прикормленных методологов (привет Сергею Кириенко!), не предусматривают никакого фидбека. Они заданно односторонни – только сверху вниз, но ни снизу вверх, ни на горизонтальном уровне коммуникации не осуществляются. Такая система постоянно тестируются политиками и спецслужбами – чего стоит серия провокационных заявлений депутатов и других представителе власти с оскорблениями в адрес народных масс при попытке законодательного запрета на аналогичный ответ снизу, закон о «локальном интернете» (к счастью, технически нереализуемый) и откровенно издевательская пенсионная реформа. Понятно, что это «синдром гопника и тихони» – бьют до тех пор, пока не дашь сдачи, такой «Дом-2» на арене с голыми инстинктами во плоти. Но поскольку нынешняя Госдума, даже в отличие от предыдущего «взбесившегося принтера», уже не может называться парламентом по причине отсутствия законотворческой деятельности, то не означает ли это подготовку властью гламурного суицида? Если так, то Кудрин не только не в курсе, но и представить себе такого не может.

А пока кончается информация даже для манипуляции. Последнее послание Президента Федеральному собранию с кучей ошибок (но не о них сейчас речь) показало наибольший антирейтинг среди аналогов. Рейтинг Владимира Путина, серьёзно упавший летом – в период принятия пенсионной реформы, так и не поднялся, незначительные колебания не в счёт. Депутаты в кулуарных беседах открыто заявляют, что «нам ничего не нужно» – ни снизу, ни сбоку, всё даётся только сверху – как кормление, так и указания к безусловному исполнению. Нашумевшая цитата Константина Костина, председателя правления Фонда развития гражданского общества, близкого к спикеру Вячеславу Володину, – «В настроениях общества в 2018 году произошли глобальные сдвиги, и политическая система пока только начала отыгрывать их, адаптироваться к новой реальности. В ближайшие несколько лет на выборах и между ними нас ждёт много неожиданностей из разряда «раньше такого просто не могло быть» – прошла, так сказать, около птицы в ситуации гомеостазиса. Запрос на реконструкцию от Кудрина наталкивается на старое версальское безумие «после нас – хоть потоп». И наплевать, что вода этого потопа уже крушит плотины.

Самое время вспомнить о регионах. Думаете, там система вертикального манипулирования другая? Нет, то же самое – Кремль через Старую площадь управляет губернатором и думает, что держит под контролем целый регион (не зная, конечно, что последний из себя предлставляет, – для Кремля это лишняя информация). Губернатор, конечно, более сведущ, но свою работу строит по тому же принципу, диссипация налицо, и как результат – конкретный индивид в финале пищевой цепочки обречен быть социопатом, ибо ощущает власть только в виде ломающей его позвоночник полицейской дубинки. Эта модель сложилась не при Путина, а ещё на втором сроке Бориса Ельцина – и загадочно погибший Игорь Малашенко был одним из её творцов. Но на данный момент регионы по сути не управляемы, потому что Кремль не знает их состояния и потребностей, – нет аутентичности в посылках, эффективный контроль (кроме стандартного общегосударственного) не возможен. Губернаторы это знают, и поэтому воспринимают Кремль и Президента в режиме камлания и транслирования картинки – как один из раздражителей для условных рефлексов.

Структурные реформы здесь бессмысленны, потому что они ни на что не опираются, кроме политической воли. Слияние и разделение регионов, ликвидация и реорганизация Открытого правительства (Михаил Абызов, по слухам, прекрасно чувствует себя в Италии), «зароем стюардессу – откопаем стюардессу», как в анеке, – это не более чем пиар-поводы, ни к чему серьёзному отношения не имеющие. Был прекрасный прецедент на соседней Украине – ликвидация ГАИ, которая вышла такой клоунадой, что службу пришлось восстанавливать. Крупные же антерпризы, типа отставки правительства и роспуска Думы, чреваты тем же суицидом власти, только уже без гламура. А всё потому, что никакого базиса, кроме силового, под этим всем нет.

Хотя можно реанимировать ещё один фактор, национальный, которого власть по понятным причинам сторонится как огня. Исполняющая обязанности блондинки телеведущая Тина Канделаки на голубом глазу так и сказала: «(Послание Путина) это прям смена курса. От милитаризации к национал-социализму», имея в виду по тихости ума буквальное значение этих двух слов. Но любой «русский подъём» пугает Кремль, никак не забывший файеры Манежки-2011, и сворачивание проекта Новороссии (привет опять-таки методологам!), и негатив по отношению к русскому активисту – мэру Риги Нилу Ушакову – тому красноречивые свидетельства. Системный русский проект требует подготовки, а не просто методологической проработки, да и многие за такие прожекты уже поплатились свободой. Власть не настроена в этом случае клонировать ошибки.

4016

Поляризация общества, лишенного объединяющих импульсов и национальной/интернациональной идеи, устроенного по принципу «Ящика Пандоры», редуцировавшего научные, образовательные и исследовательские политики, говорящего на десятках разных языков и жаргонов (один имиджборд Двач, подаривший лексикон миллионам ребят, чего стоит!), – общества, которому достались лишь обнажённые инстинкты по рецептам «Дома-2», – ведёт к его разрушению, которое не остановят никакие силовые репрессии. Канула в Лету старая вера в «доброго царя и злых бояр», утрачены критерии выбора даже в быту («чем дороже, тем лучше» уже не работает), планирование умирает на глазах, потому что базис скончался ещё раньше, а то, что приходит на смену, растёт из того же хмурого частокола – «делай то, что страшно» апеллирует к тем же голым инстинктам, свободным от культурного контекста. Зато когда манит свобода, понимаешь, что скучно не будет. Будет победа над пустотой, которая произойдет в режиме нового мейнстрима – снизу вверх. Ну а потом, конечно, потоп – но с ним уже пускай разбираются следующие поколения.

Игорь БЕЛЫЙ, Владимир ХЛУДОВ. Рисунок Владимира МАНЮХИНА/mvn78.

Категория: Эко диспут
Опубликовано 03.03.2019 12:10
Просмотров: 156