Собачье дело

«Догхантерша выступила против гуманного отношения к животным», «Суд разрешил убивать», «Зоозащитники выступили с протестом» – примерно такие заголовки мелькают в петербургской новостной ленте последние несколько дней. Причина лежит в давней войне сторонников и противников программы ОСВВ (отлов-стерилизация-вакцинация-возврат).

tmg-article tall

 

С 2005 года система была основным методом регулирования численности бездомных собак в Санкт-Петербурге. Однако 16 октября 2018 года по иску Светланы Антоновой суд запретил возвращать животных обратно в город после их чипирования, стерилизации и вакцинации. Управление ветеринарии Санкт-Петербурга уже готовит апелляцию, чтобы обжаловать решение суда.

«ЭкоГрад» побеседовал с ученым-биологом Владимиром Рыбалко. Обсудили все стороны программы ОСВВ, а также гуманизм зоозащитников и жестокость догхантеров, которые в этой системе суть одно и то же.

– Владимир, для начала как вы лично относитесь к системе ОСВВ?

– На самом деле я был тем человеком, который в 2005 году ввел эту аббревиатуру в русскоязычный оборот. В 2003-2004 гг, когда начинала раскручиваться московская программа ОСВ (отлов-стерилизация-возврат), я как биолог и зоозащитник заинтересовался стратегиями регулирования численности безнадзорных животных, и понял, что на русском языке не существует никаких обзоров по применению этого метода за рубежом. То есть теория в России не была изучена. Тогда мне пришлось заниматься переводами статей, в том числе я заимствовал само понятие ОСВ, которое на английском звучит как TNR (Trap–neuter–return).

Когда я стал получать информацию о том, как протекает московское ОСВ, я заподозрил что-то неладное. Стали поступать сведения, что после запуска программы численность бродячих собак не стала уменьшаться, начали возникать конфликтные ситуации. Если помните, дело вообще закончилось гибелью людей [Прим. после ряда скандалов московскую программу ОСВ свернули в 2008 году]. Я решил как следует изучить этот вопрос и проанализировать мировой опыт.

­– Как я понимаю, в разных странах методика ОСВВ используется по-разному?

– Да, если коротко, Россия относится к странам с «европейским стилем» содержания животных, то есть большая часть собак в наших городах – хозяйские. Безнадзорные животные ­­– либо бывшие хозяйские, либо потомки когда-то давно выброшенных питомцев. ОСВ применяется в этих странах в комплексе с другими методами и прежде всего по отношению к кошкам. Есть страны с «азиатским стилем» содержания собак, например, Индия. Большинство собак там никогда не имело владельцев, бездомные животные считаются нормой. Вот там без ОСВВ никак. Потому что метод используется не для сокращения численности, а большей частью для того, чтобы рост численности сдержать, а самое главное провакцинировать собак против бешенства.

– Но в Петербурге собак ведь тоже вакцинируют и вроде бы количество их укусов сократилось. [Прим. по данным Татьяны Черниковой, представителя международного благотворительного фонда помощи животным, с 2009 по 2014 в Санкт-Петербурге количество укусов сократилось на 40%]

– Количество укусов действительно могло сократиться. Однако, насколько я знаю, ныне действующая система учета укусов не предусматривает разделения между бездомными и хозяйскими животными. То есть вычленить из общего числа процент укусов именно безнадзорных животных проблематично. Помимо этого, если ОСВВ распространяется только на самок, а часто именно так бывает, во-первых, не всех самок удается поймать, во-вторых, их нужно перепрививать – лучше один раз в год. Это невозможно делать в реальности. То есть при ОСВВ сохраняется большая доля непривитых безнадзорных животных, которые могут столкнуться, например, с бешеными лисицами, перенять у них болезнь и занести ее вглубь города.

– Хорошо, система ОСВВ в качестве щита от бешенства может не всегда работать. А что тогда по поводу сокращения числа бродяжек на улицах? У нас вообще есть точные данные о количестве бездомных животных?

– Насколько мне известно, систематических учетов по всему городу не проводилось. Был выборочный учет в 1998 году, с тех пор материалов, которые могли бы показать популяционную плотность и общее количество собак в Санкт-Петербурге, я не встречал.

– Тогда на основе каких данных Управление ветеринарии Санкт-Петербурга говорит, что поголовное количество собак в городе уменьшилось?

– Это им надо задать этот вопрос. Есть субъективное впечатление, что численность по городу уменьшилась. С 2012 по 2014 год я проводил исследование в одном из районов города. Подтвердилось, что численность в нем действительно сократилась. Однако по каким причинам? Чтобы утверждать об эффективности ОСВВ, не сделано самое главное – не проведен точный мониторинг факторов, повлиявших на численность.

– А сам по себе ОСВВ не мог дать таких результатов?

– Если коротко, в силу своих особенностей ОСВ не метод прямого действия. Стерилизуя собак и выпуская их обратно на улицу, мы ждем чего-то, что должно случиться само по себе, мы напрямую не воздействуем на популяцию. Чтобы эта численность стала падать, надо стерилизовать 70-80% сук. Если этой доли не достигнуто, то и численность не будет падать. По опыту крупных городов мира, достичь порога эффективности с помощью «чистого ОСВ» сложно, а уж тем более, снизить численность многократно.

– А какие еще факторы могут повлиять на численность?

– Есть явные причины. Например, из-за сложной географии Питера количество собак в районах сильно отличается. Многочисленные реки мешают передвижению животных. Во-вторых, это непосредственно программа ОСВВ. Из неявных причин, это догхантерство и деятельность активистов-зоозащитников, которые пытаются животных от догхантеров спасти, поэтому увозят их за черту городу.

– Санкт-Петербург, насколько мне известно, даже признан столицей догхантерства. Все настолько серьезно?

– По моим данным, в Питере действительно сильно это явление. Я пытался по своим каналам изучать его и могу сказать, что в Санкт-Петербурге в свое время действовали группы людей, которые уничтожали собак частично из пневматического оружия, а большей частью с помощью потравы. В июне 2012 года мы исследовали участок в районе станций метро Ломоносовская, Пролетарская и Обухово. Там были многочисленные собачьи стаи, некоторые насчитывали до 9 особей. Через 2 года мы снова приехали в этот район. Собак там было в 3-4 раза меньше. Мне однозначно подтвердили, что в течение одного года значительная часть животных была просто отравлена догхантерами.

– То есть выходит, что основной аргумент зоозащитников – гуманность системы ОСВВ, по факту оборачивается жестокой травлей животных?

– Да, мы не избавляемся от умерщвления животных, мы просто переводим его в нелегальную неконтролируемую жестокую плоскость. Если город не готов видеть у себя стаи бездомных собак, даже частично стерилизованных, то какая-то часть населения начнет бороться с ними сама, причем теми способами, которые у нее есть под рукой. Боюсь, именно это произошло в Санкт-Петербурге. Именно это жестокое умерщвление и было причиной того предполагаемого сокращения численности безнадзорных собак. Это темная сторона ОСВВ, которую предпочитают не говорить.

– Значит систему нужно ликвидировать?

– Нет. Просто ОСВВ не должно применяться к безнадзорным собакам, которые обитают в жилых районах. Я бы рассматривал эту систему применительно к промышленным зонам, каким-то закрытым территориям предприятий. В нашей стране желательно разработать комплексный подход, в котором ОСВВ занимает свою нишу, но не как основной метод.

– А в чем заключается этот комплексный подход?

– Мы не должны позволять образовываться стаям, должны вовремя изымать и распределять собак по приютам, стараться их пристроить. Поддерживать и создавать приюты – именно приютская система рекомендована для стран с европейским стилем содержания животных. И конечно самое главное, повышать уровень культуры содержания животных, работать с населением. У вас в Питере, кстати, ведется хорошая работа по чипировнию и бесплатной вакцинации животных. Это хорошее достижение Управления ветеринарии Санкт-Петербурга, неплохо другим городам перенять этот опыт. Начиная от регистрации и чипирования животных, чтобы можно было любую потерянную собаку соединить со своим хозяином, и кончая программами льготной стерилизации именно хозяйских животных, чтобы не было появления лишних никому не нужных щенков. Весь этот комплекс мероприятий способен достаточно быстро решить проблему гуманными методами.

– А непосредственно властям Питера в сложившейся ситуации вы бы что посоветовали?

– Я бы посоветовал не пытаться вернуть все как было и отменять решение суда, а придумать что-то новое, более комплексное, не рассчитывать только на ОСВВ. В Питере действительно небольшое количество бездомных собак, какая причина послужила этому – другой вопрос, но сейчас этим надо воспользоваться, попытавшись насколько возможно приблизиться к системе приютов, которая существует в западных странах. Плюс развивать профилактическую работу с населением. Нет худа без добра. Этот случай, отмена судом ОСВВ, может послужить толчком, чтобы продвинуться вперед.

 

Автор: Екатерина Рагалова

Категория: Эко диспут
Опубликовано 22.10.2018 14:56
Просмотров: 134