Loading...

Павленский признал судебную систему России более прогрессивной, чем в Париже

26731242_558315964535062_336817685419818328_n.jpgИзвестный художник-акционист Петр Павленский написал письмо из парижской тюрьмы своему другу галеристу Марату Гельману. В своем письме художник, на счету которого поджег входных дверей ФСБ, отметил преимущества российской судебной системы перед той, с которой он столкнулся в Париже: «По — поводу суда. Все оказалось предельно мрачно. В Париже повсеместно практикуется скрытое правосудие. Решение о лишение человека свободы принимается и оглашается за закрытыми дверьми. Отчасти это напоминает суды тройки в былые времена в российской истории. Но Россия это преодолела. Франция не хочет. По—крайней мере Париж, про другие города я не знаю. У большинства людей после этого решения рушатся жизни. Они теряют работы. Распадаются семьи. Если дом был взят в кредит, человек теряет дом. Я говорю про обычных людей, но ни для кого не секрет, что 80% всех заключенных это и есть самые обычные люди. Почему полиция отбирает у подсудимого ремень и шнурки? Потому что слишком велик риск, что после оглашения судебного решения человек покончит жизнь самоубийством. И это решение принимается за закрытыми дверьми».

На видео интервью Петра Павленского и Оксаны Шалыгиной ONLINE UA


Павленский признал судебную систему России более прогрессивной, чем в Париже

 

 

Письмо из тюрьмы от Петр Павленский

Марат привет!
Получил в декабре от тебя письмо. Благодарю за хорошие новости. Позицию по возможной поддержке я уже передал тебе через XXX, но на всякий случай продублирую. Здесь не должны быть задействованы органы власти. Никакие. Никакой поддержки от властных структур. Минкульт, например, это орган власти. В остальном как ты знаешь, людям я рад всегда. Что касается развёрнутого комментария , то не совсем ясно, что там ещё комментировать? В месте с событием был опубликован текст, в котором я все сказал. Правда я не знаю был ли он опубликован полностью. В изоляцию попадают лишь обрывки от информации. Да и то часто противоречивые. Поэтому, чтобы недоразумений не возникало пару слов я все же напишу. То что происходит на площади Бастилии — это пример жестокого, ничем не прикрытого глумления власти над обществом. Известный всем факт истории: в 1871 году Банк Франции предал освобождённый коммунарами Париж и тайно спонсировал вооружённые отряды Версаля. 7 миллионов данных в заём коммунарам против 315 миллионов тайно переправленных в Версаль. Для Парижа эта разница стала приговором. Используя это финансирование солдаты смогли подготовиться и взяли Париж штурмом. Они оккупировали город и начали планомерное истребление его жителей. Очевидно, что после этих событий Банк Франции стал одним из основных символов оккупации Парижа и истребления его жителей. Восставшие парижане разрушали Бастилию как символ абсолютной монархии— тюрьмы народов. Версальские гости не оставили это без внимания. Абсолютную монархию было уже не восстановить, но и на стремлении к преобразованиям поставили жирную точку. Это был триумф старого порядка. И вот сегодня мы все являемся свидетелями чудовищного исторического парадокса. Место Бастилии занял Банк Франции. Сам факт этой замены символизирует полный разгром и поражение революционных начал. А ведь практические протяжение 100 лет Франция сама была символом революции для в его мира. Им она стала как раз со времени разрушения Бастилии. Помимо всего, Банк — это очаг денежной власти. Деньги это акт купли—продажи. Это господство идеологии рынка. ФСБ попыталось свести событие « Угрозы» до акта купли—продажи. Так что с этой идеологией у меня давние счёты. И конечно, эта идеология не столь безобидна как нам про это рассказывают. Под властью этой идеологии Париж из города стоявшего в политическом авангарде превратился в кладбище для туристического досуга. Может возникнуть вопрос: имеет ли все это какое—то к России? Безусловно имеет. В самых значительных политических преобразованиях Россия ориентировалась на Францию. В 1917 году, вдохновлённая 100—летней французской революцией Россия начала своё освобождение из под власти самодержцев. Это освобождение было подавлено большевиками, а потом и вовсе обернулось контрреволюцией Сталина. Но и сегодня для России остаётся условный ряд стран, которые она определяет как авторитетные. Это США , Англия, Франция. Официально правительство может создавать видимость противоборства, но масса видит в них пример успеха. А кто же не желает жить в успехе? И само правительство относится точно также. Чтобы это понять достаточно посмотреть где учатся и живут дети обладателей власти. Это коллективный инстинкт и вряд—ли с этим можно что—то сделать. И пока эти страны вновь в политическом авангарде — никакой революции в России не будет. Только революционный пример авторитетных для России стран может сдвинуть ситуацию с мертвой точки
По — поводу суда. Все оказалось предельно мрачно. В Париже повсеместно практикуется скрытое правосудие. Решение о лишение человека свободы принимается и оглашается за закрытыми дверьми.
От части это напоминает суды тройки в былые времена в российской истории. Но Россия это преодолела. Франция не хочет. По—крайней мере Париж, про другие города я не знаю. У большинства людей после этого решения рушатся жизни.

Они теряют работы. Распадаются семьи.
Если дом был взят в кредит, человек теряет дом.
Я говорю про обычных людей, но ни для кого не секрет, что 80% всех заключённых это и есть самые обычные люди. Почему полиция отбирает у подсудимого ремень и шнурки?

Потому что слишком велик риск, что после оглашения судебного решения человек покончит жизнь самоубийством. И это решение принимается за закрытыми дверьми.
Никто: ни друзья, ни семья, ни один человек не может придти и поддержать. И никто не может увидеть глаза бюрократа упивающегося судебной властью. Те глаза, про которые Маяковский писал:
«Глаза у судьи — пара жестянок
Мерцает в полной яме»

Никто не сможет увидеть и плюнуть в эти глаза. Сегодня мы в е должны принять важное решение. Принцип гласности— это для всего мира или нет? И я если нет, то почему.

И последнее. Злорадство российских медиа это глупость полная. Я всегда говорил, что аппараты власти есть в любой стране. Эти аппараты скрыты за декорацией всеобщего благополучия, или декорацией всеобщего равенства, или декорацией всеобщей свободы. Да в принципе и не важно как эта декорация будет называться. Этих названий модно найти сотню. Главное это ее функция— скрывать, украшать и создавать видимость.
А поскольку я художник и мой материал это механика власти, то очевидно, что столкновение с ее аппаратами и инструментами попросту неизбежно. Безусловно, все бы по—другому, если бы я занимался декоративным искусством. Или на худой конец искусством о политике.
Но чего нет, того нет.
Тюрьма, словно чёрный спутник следует за каждым кто выбирает путь художника и политическое искусство. Иногда она настигает.
Но это уже вопрос сложного переплетения обстоятельств. Поэтому всякое злорадство это глупость. Дело не в том, что где— то декорация лучше, а где—то декорация хуже.
Все дело в том, что за каждой декорацией скрыты аппараты власти. Ее механика это контроль, подавление и распределение человеческого ресурса,
В принципе аппараты это всего лишь машины. Бюрократ в них выполняет роль проводника. Его функция строго унифицирована в соответсвии с регламентом,
Вот, в принципе и все. Всем привет! Если будут новости— пиши.
17.12.2017
С уважением, Петр

 

26907225_1819388484739211_552727477130160070_n.jpg
26733649_1819388488072544_4240243630173396060_n.jpg

 26238865_1819388548072538_3924979977014189751_n.jpg

 Досье: 

Да он просто пироман какой-то - художник Павленский

В Париже задержан художник и акционист Петр Павленский, который поджог здание Банка Франции (Banque de France). Об этом сообщает RT France. Фотографию Павленского на фоне горящего банка опубликовал в твиттере фотограф Капуцин Анри


Да он просто пироман какой-то — художник Павленский

 Петр Павленский на страницах "ЭкоГрада" 

Суд смягчил наказание Павленскому, и приговорил к выплате 981, 5 тыс рублей

 

Миллион за поджог двери ФСБ и «угрозу». Петра Павленкого признали виновным в повреждении культурного наследия при поджоге двери Федеральной службы безопасности в Москве. При этом суд постановил отпустить его на свободу из зала суда, и приговорил Павленского к штрафу в размере 500 тысяч рублей за поджог двери, который Павленский назвал акцией «Угроза». Павленский также обязан возместить ущерб, причиненный двери, в размере 481,5 тысячи рублей.

 

Справка «ЭкоГрада»: Пётр Андреевич Павленский (род. 8 марта 1984, Ленинград, СССР) — российский художник-акционист, издатель журнала. Известен своими акциями политической направленности, вызвавшими широкий общественный резонанс и послужившими основанием для назначения ему судебно-психиатрических экспертиз. Лауреат Премии Вацлава Гавела «За креативный протест».

В Петербурге началось рассмотрение дела Петра Павленского

 

19C3ED1D-80FF-4936-9960-2C8D376F80C1 mw1024 s nВ Петербурге, в участке мирового судьи номер 199, в среду началось рассмотрение дела художника Петра Павленского. Следствие обвиняет его в вандализме во время арт-акции в поддержку украинского Майдана в феврале прошлого года.

Тогда на Малом Конюшенном мосту в Петербурге были подожжены автомобильные покрышки. По версии следствия, от огня пострадал исторический мост. Помощники художника после акции были привлечены к административной ответственности.

Максимальное наказание, которое грозит самому художнику, три года колонии, отмечает издание "Медиазона".

На слушаниях в среду судья отказала Петру Павленскому в привлечении в качестве защитника Павла Ясмана, который участвовал в расследовании уголовного дела художника в качестве следователя. После оглашения решения Павленский назвал судебное заседание "фарсом" и объявил, что больше не произнесет ни слова.

"ОВД-Инфо" передает, что на первом заседании были допрошены фотограф "Коммерсанта", работники местного дорожного предприятия, чиновник муниципального департамента культуры.

Следующее заседание назначено на 16 сентября, передает корреспондент Радио Свобода.

Петр Павленский получил известность после ряда акций. В октябре 2014 года обнаженный художник отрезал себе кухонным ножом мочку уха, протестуя против "карательной психиатрии". В 2013-м он прибил свою мошонку к брусчатке на Красной площади в Москве – в знак протеста против "апатии и политической индифферентности российского общества". Годом ранее художник зашил себе рот в знак солидарности с участницами панк-группы Pussy Riot.

«Мы не сдаемся, нужно, чтобы нас поймали". Театр-«Война» Олега Воротникова

 

Свобода это рабство. Активист арт-группы «Война» Олег Воротников (Вор) в интервью Дмитрию Волчеку («Радио «Свобода») называет время, проведённое в российской тюрьме, «лучезарным воспоминанием». «Война» Воротникова, по Волчеку, – это теперь… Крымнаш, Володин и Лавров, чему маститый издатель «Митиного журнала» деланно изумляется. Правда, потом спохватывается, и цитирует Олега дальше: «Не собираемся подавать на политическое убежище, и никому мы не нужны, никто ничего не предлагает… Правозащитная тусовка считает нас хулиганами". Выдавить себя из России легко, но вот Россию из себя – ни куском, ни по капле, никак. Но тогда «Война» – это мир? Как бы не так, усмехаются актёры, не дождётесь.
Ваш роман прочитали, как сказал классик, услышали и поняли, а фразу, вынесенную здесь в заголовок, - в особенности. Интервью вышло 14 сентября, а 18 сентября Олег Воротников с женой, также активисткой «Войны», Натальей Сокол (Коза) и дочерью были задержаны в Праге при проверке документов. Последние, однако, на следуюший день были выпущены. Пресс-секретарь Президиума полиции ЧР Йозеф Боцан заявил, что ему не было известно о задержании.

«Я поднимаю руку и сдаюсь. Впустите в Россию меня и весь мой нехитрый багаж: шесть рубашек (три у меня, три в стирке), желтые сапоги, по ошибке вычищенные черной ваксой, синие старые брюки, на которых я тщетно пытался нагладить складку…
На мне брюки со складкой. Она образовалась тогда, когда меня раздавило в лепешку.
Не повторяйте одной старой Эрзерумской истории; при взятии этой крепости друг мой Зданевич ехал по дороге.
По обеим сторонам пути лежали зарубленные аскеры.
У всех у них сабельные удары пришлись на правую руку и в голову.
Друг мой спросил:
— Почему у всех них удар пришелся в руку и голову?
Ему ответили:
— Очень просто, аскеры, сдаваясь, всегда поднимают правую руку.
Вот так».
Виктор Шкловский. Zoo, или Письма не о любви.

7b7cbf0de88cПо словам Натальи Сокол, Воротникову, который объявлен в международный розыск, грозит экстрадиция в Россию. За акцию "Дворцовый переворот" 16 сентября 2010 года, в ходе которой ее участники перевернули в Санкт-Петербурге несколько милицейских машин, Леонид Николаев и Олег Воротников были задержаны в Москве 15 ноября 2010 года и отправлены в следственный изолятор, где пробыли до 24 февраля 2011 года. По статье 213 УК РФ Олегу грозит до пяти лет лишения свободы. Тогда активистов арестовали, но выпустили под залог в 300 тысяч рублей за каждого. После чего Воротников скрылся, и по представлению МВД РФ с 2011 г. разыскивался Интерполом (Леонид Николаев жил под чужим именем и погиб 22 сентября 2015 г. в Домодедове, упав с дерева, где пилил сучья). Воротников и Сокол с тремя детьми (двое из них родились в эмиграции) жили в разных странах Европы.
Как сообшают чешские СМИ, пока неизвестно, выдадут задержанного России или отпустят в Швейцарию, где он проживал в последнее время вместе с семьей и где подал прошение о предоставлении убежища.
Объявят ли показательно экстремальное задержание (если оно таковым было) Вора новой акцией «Войны», покажет время. Даже версия о банальной мести Воротникову за якобы ренегатство и внезапно проснувшуюся поддержку Путина и Крымнаша отлично в такой перформанс ложится. С другой стороны, рынок акционизма в России переживает стойкую рецессию отнюдь не по причине отсутсвия спроса. Возвращение «Войны» в Россию, даже в качестве придворного хроникёра, вполне может быть одобрено культовым политтехнологом Владиславом Сурковым (здесь Волчек вряд ли ошибается) и станет новым этапом развития политического театра. Если, конечно, Олег со товарищи не повторят подвиг Лёни и не отпилят сук, на котором сидят...
Перформанс «Полицейский разворот» (название от «ЭкоГрада») с Володиным и Крымнашем в исполнении Воротникова и Волчека прилагается.

***
КТО ОН ТАКОЙ
Вор (Олег Воротников) - художник, активист, лидер группы Война. Род. 17 авг 1978 в гор. Березняки Пермского края. Творческий путь начал в 1995. Отказался от использования денег в 1998. С 1999 сосредоточился на социальных практиках в городской среде. В 1999 женился на художнице Козлёнке (Наталье Сокол). Закончил философский ф-т МГУ в 2003. Осенью 2005 вместе с Козленком начал заниматься уличным искусством, основав группу Война. Участник всех акций группы. В 2006-2007 работал заведующим отделом информационного обеспечения в московском государственном Музее кино. 19 апр 2009 у Вора и Козленка родился сын Каспер Ненаглядный Сокол, самый юный активист Войны. С ноября 2010 Российская Федерация по политическим мотивам запустила процесс лишения Вора родительских прав. В ноябре 2010 - феврале 2011 сидел в тюрьме в Петербурге по обвинению в совершении преступления посредством акции Войны “Дворцовый Переворот” (ч. 2 ст. 213 УК РФ).  В мае 2011 был объявлен в федеральный уголовный розыск. В июле 2011 объявлен в международный уголовный розыск и заочно арестован. Безработный. Бездомный. В данный момент является обвиняемым по уголовному делу № 276858 на основании ст. ст. 213, 318 и 319 УК РФ за акцию “Дворцовый Переворот” и участие в марше оппозиции 31 марта 2011 в Санкт-Петербурге.
http://free-voina.org/about

***
Пять лет без "Войны"
14 сентября 2016
Дмитрий Волчек

58E9A1F83D Последняя акция арт-группы "Война" состоялась 31 декабря 2011 года – в новогоднюю ночь был ловко сожжен полицейский автозак в Петербурге. За "Менто-Ауто-Да-Фэ" "Война" получила от поклонников премию "Российское активистское искусство", а от государства – уголовное дело по статье 213 ("Хулиганство"). Как известно, за пять лет в России меняется всё, а за 200 – ничего. "Война" объявила, что сожженный автозак – это только начало, но продолжения не было, а находящиеся на нелегальном положении акционисты растворились в мировом подполье. Основатель группы Олег Воротников (Вор) и его жена Наталья Сокол (Коза) пересекли границу и оказались в Европе, где жизнь их сложилась не лучшим образом: утомительную информацию о скандалах, задержаниях, избиениях и прочих происшествиях можно отыскать на сайте группы.
Кампания в поддержку акционистов, организованная филологом Алексеем Плуцером-Сарно, называющим себя "медиахудожником "Войны", прошла в Европе, Америке и даже на Филиппинах. Я сам участвовал в одной из акций, когда огромный портрет Олега Воротникова с надписью Voina Wanted вывесили на Карловом мосту в Праге. Это было эффектно и безопасно, акцию одобрила мэрия. Когда тот же самый плакат вывешивали на Тауэрском мосту, вмешалась лондонская полиция, а в Бухаресте защитников Олега Воротникова и вовсе побили и задержали.
В 2014 году появились сообщения о том, что Воротников поддержал захват Крыма и стал сторонником Путина. Мне трудно было поверить в это: как такая бредовая метаморфоза могла случиться с городским партизаном, который придумывал акции, поднимающие на смех путинизм, – в роли Ментопопа ходил в супермаркет, рисовал огромный член на разводном мосту напротив здания УФСБ в Петербурге, переворачивал милицейские машины, проецировал череп с костями на здание российского правительства и сидел за это в тюрьме?
И вот в одном из европейских городов я встречаюсь с Олегом и его женой. У них трое детей, младшие спят, старший – Каспер, которого я помню еще младенцем, вырос и должен был бы пойти в школу. Но куда его возьмут? Родители на нелегальном положении, у них нет документов и уж тем более медицинской страховки, а дочь по имени Мама, родившаяся в Петербурге, когда ее родители скрывались от ареста, вообще не зарегистрирована. Когда Коза отправилась в женскую консультацию на обследование, ее опознали врачи и хотели вызвать полицию, словно повторяя историю из сериала про Штирлица. Коза убежала и благоразумно родила дома без привлечения повитух в погонах. Третий ребенок появился на свет в Швейцарии.
Олег сразу предупреждает, что не будет давать мне интервью, потому что не желает иметь дела с "либеральными" СМИ. Да, все оказалось правдой: он теперь путинист. И не просто сторонник захвата Крыма: Олег считает, что Путин "восхитительно завершил работу по спасению русской государственности", Вячеслав Володин – "блестящий руководитель", Сергей Лавров – выдающийся дипломат, умеющий выигрывать во вражеском окружении, "закон Димы Яковлева" справедлив, и вообще "нет ничего прекраснее народного единения".
Я пытаюсь спорить и вынужден говорить банальности о том, что миф о народном единении – продукт пропаганды, благодаря лавровской "дипломатии" у России не осталось союзников, кроме КНДР, а из-за антисиротского закона больные дети гибнут в жутких детдомах. Но Олег не хочет ничего слушать: он уверен, что западная пропаганда хуже российской, поскольку таксист в Европе может сказать, что ему нравится Путин, а интеллектуал боится.
Что на это ответить? Вероятно, дело лишь в том, что интеллектуал отвечает за свои слова, а таксист – нет.
"Добрая российская пропаганда – это лучик солнца на последней странице "Пионерской правды" в июльский день", – произносит Олег, и я подозреваю, что это цитата из статьи Проханова.
Проведя несколько лет в Европе (а он побывал во многих городах – Венеции, Риме, Цюрихе, Базеле, Вене и даже в Чешском Крумлове, где сто лет назад прозябал Эгон Шиле), Олег безоговорочно разочаровался в Западе. "Я потратил годы своей жизни и не нашел ничего интересного". Люди здесь запуганы системой, делают "позитивную ставку на лицемерие", левое движение беспомощно и никакого искусства нет. Больше всего ему не нравится Швейцария: "Ничего хуже этой страны я не видел". В Базель Олег и его семья попали по приглашению директора цюрихского "Кабаре Вольтер" Адриана Нотца. Олег считает, что Нотц поступил бессовестно, бросил их в сквоте и даже не поинтересовался, как прошли роды. Закончилось все это конфликтом со сквоттерами, который Олег описал в интервью сайту Furfur:
"Нам удалось запечатлеть бойню, но когда заявили в полицию, то вырвали камеру из рук и спрятали. Затем мы посетили правозащитную организацию, которая помогает жертвам насилия. Предоставили на четыре часа адвоката – настолько они готовы оплачивать адвоката, а они тут дорогие. В миграционной тюрьме я имел беседу с полицией, они нарисовали две возможности: либо в лагерь и просить политубежища, либо нас разлучат с детьми и по отдельности депортируют на родину как нелегалов. Плюс в моём случае по запросу Интерпола. Началась обычная для полиции манипуляция детьми, и мы поддались на убежище. Мы не эмигранты, не беженцы, это не был жест, как у наших знакомых. Приехали на время, а потом канал возвращения захлопнулся. Традиционно швейцарские власти призывают покинуть страну к определённой дате. Если нет, то включаются репрессивные механизмы. Нас доставили в лагерь, оформили документы и буквально оставили лежать на полу в проходе. Нам сказали, что это лучший лагерь для семей с детьми".
997AF185C3BFБеженский лагерь Олег описывает как ад под землей, до смерти запуганных обитателей которого выпускают на прогулку по расписанию, словно заключенных. Возможно, это и так, не буду спорить, но представление о швейцарцах как о напыщенных монстрах, считающих всех иностранцев людьми второго сорта, вряд ли соответствует действительности. По словам Олега, помочь им согласился только адвокат, прославившийся защитой Романа Поланского, но и тому не удалось ничего сделать из-за бюрократического сопротивления.
До этого произошел схожий конфликт с соседями по сквоту в Венеции. Версия Олега (зверское немотивированное избиение, "я случайно жив остался – понимал, что еще один удар и меня задавят") расходится с версией его противников, изложенной в этом письме. Наверняка, как всегда бывает, истина посередине: даже самые асоциальные венецианские анархисты не смогли выдержать русского хаоса, и обычный бытовой конфликт, медленно разгораясь, привел к побоищу. Олег красочно описывает, как на глазах у ошеломленных японских туристов, щелкающих камерами, его в наручниках, с перебинтованной головой полицейские везли на лодке по Гранд-каналу. В тюрьме он пробыл всего несколько дней, а из Венеции – "это не город, а кладбище, что там делать?" – перебрался в Рим. "Лучшие годы наших детей прошли в аду, – жалуется он. – Я русский человек, зачем мне их ценности?" По судьбе этой не очень банальной семьи можно изучать суть многовекового идеологического конфликта России и Европы.
А что же группа "Война"? "Я принципиально отказываюсь здесь устраивать акции, участвовать в художественной жизни. Критиковать Россию можно только изнутри, а не сидя на Западе", – говорит Олег. Всё, что происходит в европейском искусстве, ему не нравится. Я вспоминаю Бэнкси, который в 2010 году, когда "Войну" арестовали, помог ей финансово, но Олег отмахивается: "Это не художник, а глупая команда дизайнеров, маляры, всё делают за деньги".
Разочарование в Западе привело к тому, что происходящее в России стало казаться Олегу и его жене замечательным. Больше всего они мечтают о возвращении на родину. "Если бы мне сказали – садимся в такси и едем в аэропорт, я бы даже не стал вещи собирать". Но вернуться невозможно: Олег – в международном розыске, Коза – в федеральном. Да и куда деваться с тремя маленькими детьми? Родственники их судьбой не интересуются, значительная часть друзей отвернулись, жить негде. Можно было бы сдаться и попросить прощения у великолепного Володина, но Олег говорит: "Это против идеологии "Войны": мы не сдаемся, нужно, чтобы нас поймали". Да и понятно, что Кремлю такие союзники, как Вор и Коза, не нужны. Как их используешь? Наверняка ведь скажут что-нибудь не то. Если бы идеологией по-прежнему рулил Сурков, он, вероятно, счел бы забавным взять семью Воротниковых под свою защиту, но нынешние дубинноголовые поклонники нооскопов и телегонии на такую изощренность не способны.

011 Nikolaev 083-1280x853

Леонид Николаев, Олег Воротников (справа) и его сын Каспер.
Тут следует вспомнить третьего участника группы "Война" – замечательного Леонида Николаева. Многие думали, что он тоже бежал за границу, но в сентябре 2015 года стало известно, что Леня погиб в Подмосковье. Если верить рассказу его знакомой, опубликованному на сайте "Нигилист", он жил на нелегальном положении и готовил сложнейший перформанс под названием "Следоптиконы повержены": собирался при помощи укрепленных на крышах двух многоэтажек строительных лебедок поднять в воздух автомобиль сотрудника Следственного комитета в воздух и поджечь. "На уровне 12-го этажа тачка замирала и продолжала висеть, пылая и покачиваясь, посередине между двумя высотками".
Я несколько раз встречался с Леней, он был человеком в высшей степени обаятельным и разумным, так что я не удивился, когда прочитал в тех же воспоминаниях такой пассаж: “Его абсолютно ужасали заявления Олега в поддержку аннексии Крыма… Акцию с горящей машиной он воспринимал как символическое очищение, через которое проходила история группы "Война"".
Гибель Лени стала для Олега и Козы большим ударом. "Мы были похожи на табуретку с тремя ножками, которая очень хороша стояла. И вот одной ножки нет, и это закончится падением, несмотря на наш огромный опыт нелегальной жизни".
Как-либо социализироваться, работать, вести банальную бюргерскую жизнь Олег и Коза категорически не хотят. "Не собираемся подавать на политическое убежище, и никому мы не нужны, никто ничего не предлагает… Правозащитная тусовка считает нас хулиганами". Сразу скажу, что не вижу в этом нежелании ничего предосудительного, мещан и офисных бездельников и без того хватает, и отказ следовать правилам их существования – вполне естественная позиция для художника. Ван Гог или Шиле, на взгляд обывателя, тоже вели себя возмутительно. Но превращение анархистов, поливавших ментов мочой, в почитателей Вячеслава Володина, не может не озадачивать.
Я пытаюсь понять, как произошла эта перемена, и думаю о русских эмигрантах, которые в 1937 или 1945 году в Париже были уверены, что Россия возрождается, бросали всё и спешили к Сталину на расстрел.
В надежде меня эпатировать Олег расхваливает мудрость Путина, "идеально обыгравшего" либералов в 2013 году. По его мнению, Путин поступил со своими врагами мягко, "столько отеческой заботы было в этих решениях!". Напоминание о судьбе Удальцова (тоже поддержавшего аннексию Крыма), Олега Навального и Бориса Немцова не производит на него впечатления – все это западная пропаганда. О своем пребывании в тюрьме Олег вспоминает с восторгом. "Это одно из лучших событий в моей жизни. У меня остались три-четыре лучезарных воспоминания, и одно из них – это тюрьма". За годы, проведенные в европейском аду, родина стала казаться ему землей обетованной. "В России можешь убить мента и либо сесть, либо не сесть. Нормальный расклад!" Он убежден, что такой свободы, как в России, нигде нет. "Я, когда был в розыске, каждый день проезжал на велосипеде мимо главного входа в прокуратуру, где нас ждали, и ничего".
Готов согласиться с выводом о безбрежности русской свободы, хотя надеюсь, что Господь меня от нее избавит.
По инерции пытаюсь спорить с Олегом: что же хорошего сделал Путин, раздавший миллиарды своим приятелям из кооператива "Озеро"? Но Олег парирует: "Правильно сделал. А кому он должен был отдать? Вам с Фанайловой? Вот я бы тоже все отдал Козе, а не какому-то там чешскому художнику".
Все, что происходит в актуальном российском искусстве, Олегу не нравится, особенно Павленский: "Вторично, позорно, непластично". Спрашиваю, чем отличается нарисованный на мосту член от поджога двери ФСБ, но Олег убежден, что акция "Войны" в Питере была поэтичной и продолжительной (мост вставал, опускался, его долго отмывали), а Павленский сделал все за минуту для фотографов, и лучшим перформансом было решение гэбэшников закрыть опаленную дверь металлическими листами ("они обыграли Павленского"). Хотя политические взгляды Олега столь серьезно изменились, акции "Войны" ему по-прежнему кажутся замечательными: "Все, что мы делали, было классным".
С этим согласен и я: "Война" была выдающимся явлением в актуальном русском искусстве, причем хороши были как и самые простые и популярные их акции, так и сложные, вроде знаменитой "курочки", возмутившей даже некоторых поклонников: к сожалению, этот весьма замысловатый, остроумный и полный скрытых смыслов перформанс-лабиринт в массовом сознании редуцировался до мещанского вопля "Да они себе куриц запихивают!".
Самой же остроумной и красивой акцией "Войны" я бы назвал замечательный трюк Леонида Николаева, запрыгнувшего на крышу автомобиля ФСО с двумя ведрами на голове. Это видео можно пересматривать бесконечно, словно фильмы Чаплина и Бастера Китона.
Пытаюсь выяснить у Олега, есть ли в современном русском искусстве хоть что-то интересное, но он отмахивается: "Всё позорно, и эту планку долго и упорно опускали вы" (то есть либералы). Наконец, вспоминает: "Энджойкин! Как вы все не замечаете?! Это художник номер один с 2014 года! Какой там Павленский!".
Имеют ли значение политические взгляды художника? Есть хорошая поговорка: "Оpinions are like assholes: everybody has one". Луи-Фердинанд Селин бегал в оккупированном Париже в немецкую комендатуру и спрашивал, почему еще не все евреи арестованы, но при этом остался великим писателем. Чехов писал: "Пока с обывателем играешь в карты или закусываешь с ним, то это мирный, благодушный и даже неглупый человек, но стоит только заговорить с ним о чем-нибудь несъедобном, например, о политике или науке, как он становится в тупик или заводит такую философию, тупую и злую, что остается только рукой махнуть и отойти”. Замени обывателя на художника, и цитата подойдет к сегодняшнему сюжету.
Олег Воротников говорит, что Путин правильно поступил, сделав ставку на ментов и попов, а не на Льва Рубинштейна. Но его образ "мента в поповской рясе", насмешка над государством, которое он в 2014 году столь пылко полюбил, останется в истории искусства, а все эти разговоры о Володине и коммунальные склоки забудутся. Группа "Война" так же важна для русской культуры, как венский акционизм для австрийской или бит-движение для Америки. Когда-нибудь документация их акций окажется в лучших музеях России, в этом нет никакого сомнения.
Но что же делать сейчас? Воротниковы в самом деле в отчаянном положении. "Если нам еще раз дадут поддых, мы уже не встанем", – говорит Коза. Такие слова просто так не произносят.
Как помочь людям без документов, находящимся в розыске? В Европе они никому не нужны, на суровой родине их ничего хорошего не ждет. Из этой ситуации нет ясного выхода. Возможно, какой-нибудь великодушный меценат прочитает мою статью и захочет что-то сделать – хотя бы отправить ребенка в школу? В надежде на подобное чудо я и решил рассказать эту печальную историю о радикальном искусстве и политических заблуждениях.
Дмитрий ВОЛЧЕК

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить